Аванс

Аванс как неосновательное обогащение: Правовые аспекты авансовых платежей без основания

Аванс как неосновательное обогащение: Правовые аспекты авансовых платежей без основания Баскакова Анна Автор статьи Юрист сайта Правовед.RU

Все помнят начало прекрасной сказки о золотой рыбке. При ее прочтении, конечно же, не задаешься вопросом: «А стоило ли оформлять рыбке желания старика документально, например договором дарения?» Даже не задумываешься о том, стоит ли расценивать такие благодарности как неосновательное обогащение. Наконец-то настал тот момент, когда сказку о рыбаке и рыбке можно проанализировать с юридической точки зрения. Ну что же давайте начнем.

«Жил старик со своею старухой У самого синего моря; Они жили в ветхой землянке Ровно тридцать лет и три года. Старик ловил неводом рыбу, Старуха пряла свою пряжу. Раз он в море закинул невод — Пришёл невод с одною тиной. Он в другой раз закинул невод — Пришёл невод с травой морскою. В третий раз закинул он невод — Пришёл невод с одною рыбкой, С не простою рыбкой – золотою»

А.С. Пушкин. Сказка о рыбаке и рыбке.

Для наглядности представьте себя рыбкой! Конечно не простой – а золотой. Разумеется, вам не жалко подарков для добрых людей, но иногда, если ваши щедрые действия не закреплены документально, такие подарки можно вернуть одним взмахом хвоста.

Итак, в сказке золотая рыбка через посредника (старика) осуществила передачу иному лицу (старухе) следующих материальных ценностей: новое корыто, избу, терем, дорогую душегрейку, жемчуга, золотые перстни и пр.

Данные вещи – ни что иное, как повод для признания неосновательным обогащением.

Под понятием «неосновательное обогащение» принимается чужое имущество, включая деньги, иные блага, которые лицо приобрело (сберегло) за счет другого, без оснований, предусмотренных законом, иным правовым актом или сделкой.

Вы мне возразите и скажите, что был факт сделки, рыбак же исполнил просьбу золотой рыбки – отпустил в синее море. Такое соглашение сторон должно быть оформлено должным образом, например, договорным обязательством, перепиской по электронной почте или иным формам, установленными ст. 434 ГК РФ, для доказательства сделки.

Условия возникновения неосновательного обогащения

Неосновательное обогащение возникает при одновременном наличии следующих условий, согласно п. 1 ст. 1102 ГК РФ:

  1. Лицо приобрело или сберегло имущество без оснований, предусмотренных законом, иным правовым актом или сделкой. Неосновательно приобретенным имуществом считается, если отсутствовали основания на момент его получения, например, когда оно было получено по договору, который не заключен. Сбережение возникает, когда основания приобретения имущества имелись, но затем отпали, а имущество не возвращено. Примером ситуации может являться невозвращенный аванс по договору, который был расторгнут.
  2. Обогащение произошло за счет иного лица. Данное лицо считается потерпевшим, поскольку оно лишается денег, иного имущества без встречного предоставления.

Золотая рыбка исполняла желания старика после того, как он ее отпустил в синее море, совершенно безвозмездно по своей доброте душевной.

Если немного отойти от сути сказки и представить ситуацию в современных условиях, то для описания неосновательного обогащения прекрасно подойдет следующий пример: ООО «РЫБКА» перечислило на счет ООО «СТАРУХА» некую сумму денег по ошибке. Скажем, работающий в ООО «РЫБКА» бухгалтер замечталась об отпуске на море или вечернем походе в кино и перепутала реквизиты двух организаций.

Стоит отметить, что никаких договоров или иных обязательств между организациями не имелось. Соответственно, ООО «СТАРУХА», с точки зрения действующего законодательства, обогатилось совершенно неправомерно и, погрустив, должно данные средства ООО «РЫБКА» вернуть.

Как совершить взыскание неосновательного обогащения и какой порядок действий

Александр Сергеевич Пушкин не раскрывает юридический аспект возврата неосновательного обогащения, заключив процедуру в несколько строчек:

«…Ничего не сказала рыбка, Лишь хвостом по воде плеснула

И ушла в глубокое море»

Лишь хвостом по воде плеснула

И ушла в глубокое море.»

На деле же неосновательное обогащение по общему правилу возвращается в том же виде, в котором было получено: вещи — вещами, деньги — деньгами. Удивительно, но при сложившейся сказочной ситуации, сейчас где-то на дне морском красуется изба, плавают жемчуга и даже золотые перстни.

Для требований о возврате неосновательного обогащения в суде рекомендую соблюсти претензионный порядок, хотя для требования о возврате имущества в натуре претензия не является обязательной, согласно ч. 5 ст. 4 АПК РФ.

Сделайте это как минимум для того, чтобы избежать лишних судебных тяжб. Стоит отметить, что форма такого требования является свободной.

Составление искового заявления о возврате неосновательного обогащения

При составлении искового заявления нужно точно сформулировать свои требования к данному лицу. Прежде всего нужно указать какое имущество вы требуется вернуть обратно и каким образом оно поступило в пользование ответчика.

Если это вещь — нужно указать ее особенности. Например, если это корыто, то указать размер и материал, если изба – ее площадь, кадастровый номер, ну а если же это золотые перстни, то обязательно указать пробу, размер и количество карат в бриллиантах.

Если вдруг Золотая рыбка перечислила бы денежные средства старухе на счет, то сначала нужно было бы рассчитать размер денежных средств, которые требуется вернуть.

В отличие от претензии, иск должен быть составлен в соответствии с требованиями к его форме и содержанию, согласно ст. 125 АПК РФ или ст. 131 ГПК РФ). К иску необходимо приложить документы, указанные в ст. 126 АПК РФ или ст. 132 ГПК РФ. Также в иске должны быть ссылки на нормативные правовые акты, куда же без них.

Важно знать, что одновременно с возвратом неосновательного обогащения можно потребовать:

  1. Возврат дохода, который имущество приносило приобретателю. Например, если бы корыто старуха использовала в целях извлечения прибыли в предпринимательской деятельности, то такие доходы можно также потребовать вернуть обратно.
  2. Возврат дохода, который приобретатель не извлек из имущества, но мог и должен был это сделать, учитывая п. 1 ст. 1107 ГК РФ. Например, будучи царицей, старуха вполне могла бы сдать свою жилую площадь по договору найма и получать от этого прибыль.
  3. Возмещение убытков, если имущество повреждено или частично утрачено. Например, когда красные сапожки, направленные старухе, расклеились.

Чтобы подать иск не нужно сидеть в море тридцать лет и три года. Период исковой давности составляет всего три года. Если этот срок истек, а ответчик вспомнит об этом и заявит в суде, волшебство закончится и суд откажет в удовлетворении вашего иска, так как срок возврата суммы уже прошёл, согласно п. п. 1, 2 ст. 199 ГК РФ.

Все ли можно вернуть или нет?

Из каждого правила есть исключения. Согласно ст.

1109 ГК РФ, не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения: имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности, деньги, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Также не возвращаются некоторые виды платежей: зарплата и приравненные к ней платежи, пенсия, пособия, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты, иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию.

Важно, что иск будет удовлетворен судом только в том случае, если будет доказано, что переплата произошла в результате счетной ошибки или что гражданин действовал недобросовестно.

Резюме:

  1. Не отчаивайтесь, если вы ошибочно перечислили денежные средства не тому лицу.

  2. В случае отказа вернуть неосновательное обогащение обращайтесь в суд с возложением обязанности на ответчика компенсировать вам судебные расходы.

  3. Не ждите тридцать лет и три года – обращайтесь за взысканием в пределах срока исковой давности.

Эта статья участвует в Конкурсе на лучшую бизнес-статью.

Аванс как неосновательное обогащение: Правовые аспекты авансовых платежей без основания Людмила Разумова Редактор Практикующий юрист с 2006 года

Возможно ли неосновательное обогащение без расторжения договора?

Недавно обратил внимание на два решения Арбитражного суда Хабаровского края. Одно по делу № А73-16457/2018, второе по делу № А73-16458/2018. В законную силу указанные решения еще не вступили, но доводы суда, по которым истцу отказано в удовлетворении иска вызвали неподдельный интерес.

Обстоятельства по обоим делам фактически идентичны. Так на примере дела № А73-16458/2018 кратко опишу фабулу дела.

Между Заказчиком и Подрядчиком заключен договор строительного подряда, стоимость работ по договору составляет 70 067 580 руб., сроки выполнения работ по договора с марта 2014 года по декабрь 2019 года.

, выполнение работ разделено на 4 этапа. Факт выполнения работ подтверждается подписанием сторонами актов по форме КС-2.

Оплата осуществляется по факту выполнения работ по каждому этапу, при этом выплата аванса Подрядчику по договору не предусмотрена.  

 За период с апреля по май 2014 г. Подрядчик предъявил Заказчику к приёмке работы по первому и второму этапу работ на общую сумму 25 387 854,72 руб. Указанные работы были приняты по актам КС-2 и оплачены Заказчиком в полном объеме.

https://www.youtube.com/watch?v=V1H8U6MiIPI\u0026pp=ygWkAdCQ0LLQsNC90YEg0LrQsNC6INC90LXQvtGB0L3QvtCy0LDRgtC10LvRjNC90L7QtSDQvtCx0L7Qs9Cw0YnQtdC90LjQtTog0J_RgNCw0LLQvtCy0YvQtSDQsNGB0L_QtdC60YLRiyDQsNCy0LDQvdGB0L7QstGL0YUg0L_Qu9Cw0YLQtdC20LXQuSDQsdC10Lcg0L7RgdC90L7QstCw0L3QuNGP

В сентябре 2016 г. в результате совместного осмотра выполненных работ Заказчиком и Подрядчиком выявлено, что часть принятых по актам КС-2 работ фактически не выполнена,  стоимость оплаченных,  но  фактически  не  выполненных  Подрядчиком работ составила сумму в размере 14 095 281,04 руб., в том числе, по 1 этапу — 8 212 102,84 руб., по 2 этапу — 5 883 178,20 руб. 

Читайте также:  Авансовые платежи 100% за повышение квалификации: Финансовые аспекты и налоговые последствия предоплаты за обучение

Заказчик, посчитав сумму оплаченных, но невыполненных работ в размере 14 095 281,04 руб. неосновательным обогащением Подрядчика, обратился в арбитражный суд с иском о взыскании указанной суммы и процентов по ст. 395 ГК РФ, при этом договор подряда расторгнут, не был и продолжал действовать.

Арбитражный суд Хабаровского края в удовлетворении искового заявления отказал, мотивировав свое решение следующим:

 «Оснований для вывода о прекращении действия спорного договора суд не усматривает. В связи с чем, отсутствуют основания для вывода о том, что  денежные  средства,  перечисленные  истцом, удерживаются  ответчиком  без  оснований.

Таким  образом,  законных    оснований    взыскания    не основательного обогащения в  рамках  действующего  договора  судом  не  установлено,  что  свидетельствует    о    необоснованности требования  о  взыскании неосновательного  обогащения  и  производного  требования  о  взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами».

Очевидно, что основанием для отказа в иске послужило наличие действующего договора подряда, который, по мнению суда, является правовым основанием для удержания Подрядчиком перечисленных денежных средств.

Между тем, сопоставляя приведенные выше решения суда и нормы ГК РФ о неосновательном обогащении, у меня возникли определенные сомнения. Действительно ли на стороне Подрядчика отсутствовало неосновательное обогащение?

Главным вопросом в данном случае является наличие или отсутствие правовых оснований приобретения или сбережения имущества одним лицом за счет другого предусмотренного ст. 1102 ГК РФ.

Как известно, согласно ст.

1102 ГК РФ, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

При этом, закон не предусматривает обязательным условием возникновения неосновательного обогащения непременное расторжение договора, указывая всего лишь на отсутствие правовых оснований для сбережения или приобретения имущества, что не всегда тождественно прекращению договорных отношений.

Между тем, Арбитражный суд Хабаровского края в делах № А73-16457/2018 и № А73-16458/2018 вольно или невольно приравнивает взыскание оплаты за принятые, но фактически не выполненные работы к взысканию неотработанного аванса по расторгнутому договору, не учитывая их различную правовую природу.

Согласно положениям ст. 702, 711, 740 ГК РФ, договор подряда, предусматривает с одной стороны обязанность Подрядчика выполнить работы по договору и сдать их Заказчику, с другой стороны Заказчик обязан эти работы принять и оплатить.

Соответственно, оплата работ, по общему правилу, производится по факту их надлежащего выполнения, перефразируя знаменитую фразу из Двенадцати стульев, «утром работы вечером деньги».

Вместе с тем, условием договора может быть предусмотрено авансирование – полная или частичная оплата еще не выполненных работ, то есть формула выглядит теперь как «утром деньги вечером работы».           

В случае, когда договор подряда предусматривает оплату аванса, Заказчик оплачивает Подрядчику денежные средства за работы, которые еще не выполнены, но должны быть  выполнены в будущем.

Заказчик ожидает, что Подрядчик, в срок предусмотренный договором для выполнения работ, отработает предоставленный ему аванс.

В таком случае, основанием для приобретения и удержания аванса является сам по себе договор подряда с условием о предоплате.  

При расторжении договора подряда, обязательства сторон прекращаются и как следствие утрачиваются правовые основания удержания уплаченного аванса. С момента расторжения договора, сумма предоплаты становится неосновательным обогащением Подрядчика, и подлежит возврату Заказчику.

https://www.youtube.com/watch?v=V1H8U6MiIPI\u0026pp=YAHIAQE%3D

Таким образом, если договор подряда не расторгнут, и является действующим, суды обоснованно отказывают в удовлетворении исковых требований о взыскании неотработанного аванса, так как Подрядчик не утратил права удерживать у себя сумму предоплаты.   

Совсем другая ситуация складывается при оплате фактически выполненных работ. Правовым основанием для оплаты выполненных работ в рамках договора подряда является факт сдачи результатов, что предусмотрено ст. 711 ГК РФ.

В отличие от аванса, который выплачивается в счет еще не исполненных Подрядчиком обязательств, оплата за выполненные работы представляет собой выплату Подрядчику причитающегося ему вознаграждения за уже выполненные обязательства. Соответственно, основанием для оплаты работ является не само по себе наличие заключенного договора подряда, а факт выполнения работ по договору.

В деле № А73-16458/2018 Подрядчик якобы исполнил взятые на себя обязательства и сдал Заказчику по актам КС-2 работы на сумму 25 387 854,72 руб, то есть правовые основания для перечисления оплаты за выполненные работы на тот момент хоть и формально, но были.

Далее Заказчик обнаруживает, что Подрядчиком фактически были выполнены работы на меньшую сумму, чем указаны в актах КС-2, невыполненными, но оплаченными были работы на сумму 14 095 281,04 руб.

Учитывая, что работы Подрядчиком на указанную сумму выполнены не были, основания для их оплаты у Заказчика отсутствовали.

При таких обстоятельствах, при отсутствии в договоре условий об авансировании Подрядчик не должен был получить оплату за невыполненные работы.

Получается довольно интересная ситуация. 

С одной стороны, договор подряда является действующим и сторонами не расторгнут, но с другой стороны Подрядчик получил и сберег денежные средства, которые не должен был получить до момента фактического выполнения работ, а Заказчик оплатил то, чего платить был не должен. Возникает закономерный вопрос, если это не неосновательное обогащение то, что?

На мой взгляд, указанная ситуация даже при действующем договоре подряда полностью укладывается в нормы института неосновательного обогащения. Фактически Подрядчик получает (сберегает и приобретает)  за счет Заказчика денежные средства без предоставления встречного исполнения и самое главное при отсутствии к тому правового основания — факта выполнения работ по договору.    

Таким образом, для взыскания с Подрядчика неосновательного обогащения в виде разницы между суммой указанной в актах КС-2 и оплаченной Заказчиком, и суммой фактически выполненных работ, расторжение договора подряда не требуется, что не противоречит нормам гражданского законодательства о неосновательном обогащении.

P.S.

Что меня ни мало удивило, мне почти не удалось найти судебной практики по подобной категории дел за некоторым исключением.  Для примера:

 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14 марта 2016 г.  по делу по делу № А40-118819/2015:

Даже если исходить из того, что Договор генподряда продолжал действовать, то и в таком случае, поскольку генподрядчик уплатил в счет оплаты работы на 50 179 302,48 руб. больше, чем стоимость фактически выполненной работы, разница в вышеуказанном размере подлежит взысканию с субподрядчика в пользу генподрядчика в силу того, что п. 4.1. Договором генподряда (т. 1 л.д.

36) предусмотрено, что выполнение работ осуществляется без предварительных платежей (аванса); следовательно, если работа не выполнена, но оплачена как выполненная на основании Актов КС-2, содержащих недостоверные сведения, генподрядчик вправе требовать возврата произведенной оплаты даже при действующем договоре, исключительно в силу условий договора, исключающих авансовую оплату.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 1 июня 2016 г. по делу N А40-86047/2015:

Аванс: когда возвращается, а когда нет

Предоплата или аванс по договору нередко становится предметом истребования у поставщика, подрядчика, исполнителя. В одних случаях эти деньги должны быть возвращены, в других нет. Ниже мы собрали подборку ситуаций из судебной практики, которые объясняют, когда аванс подлежит возврату, а когда нет. Здесь также важно понимать, когда аванс является вовсе не авансом, а, например, задатком или обеспечительным платежом. Поэтому истории из практики предваряются необходимым объяснением о том, чем они между собой различаются.

Отличие аванса от задатка и обеспечительного платежа

Прежде чем говорить о том, в каких случаях аванс должен быть возвращен, а в каких нет, нужно отграничить его от таких очень похожих вещей, как задаток и обеспечительный платеж. Дело в том, что правила их возврата иные.

Аванс

Аванс – это частичная предоплата по договору. Поэтому если предоплаченное обязательство не выполнено, аванс должен быть возвращен (ст. 1102 ГК РФ). Например, если аванс является предоплатой в счет будущей поставки товара, то в случае его непоставки поставщик обязан вернуть деньги покупателю (п. 3 ст. 487 ГК РФ).

Задаток

Задаток – это одновременно и предоплата, и обеспечение исполнения договора. Поэтому если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, то он остается у другой стороны. Если же в неисполнении договора виновата сторона, получившая задаток, то она обязана уплатить другой стороне двойную сумму задатка (п. 1 ст. 380, п. 2 ст. 381 ГК РФ).

Поскольку аванс с задатком схожи, их часто путают, и в договоре может не быть четко прописанного условия о том, чем именно являются внесенные деньги. Для таких ситуаций существует специальное правило: при сомнениях внесенная сумма считается авансом (п. 3 ст. 380 ГК РФ). Это упрощает ее возврат для той стороны, которая внесла деньги.

Обеспечительный платеж

Обеспечительный платеж – это в чистом виде обеспечение исполнения договора. Но не любых обязательств, а только денежных. Например, обязанности уплатить неустойку за нарушения договора или оплатить убытки.

https://www.youtube.com/watch?v=fTszW4DO9lM\u0026pp=ygWkAdCQ0LLQsNC90YEg0LrQsNC6INC90LXQvtGB0L3QvtCy0LDRgtC10LvRjNC90L7QtSDQvtCx0L7Qs9Cw0YnQtdC90LjQtTog0J_RgNCw0LLQvtCy0YvQtSDQsNGB0L_QtdC60YLRiyDQsNCy0LDQvdGB0L7QstGL0YUg0L_Qu9Cw0YLQtdC20LXQuSDQsdC10Lcg0L7RgdC90L7QstCw0L3QuNGP

Поэтому если, например, наступили определенные договором условия для уплаты неустойки, то обеспечительный платеж засчитывается в счет нее и не возвращается. Соответственно, если такие обстоятельства не наступили, этот платеж должен быть возвращен. Правда, договор может содержать условие о том, что обеспечительный платеж является невозвращаемым в любом случае (п. 1, 2 ст. 381.1 ГК РФ).

Читайте также:  395 Налоговый кодекс: Авансовые платежи и их регулирование

Вывод

Таким образом, если в соответствии с условиями договора деньги, внесенные одной стороной договора другой, являются именно авансом, то в отличие от задатка и обеспечительного платежа они представляют собой исключительно предварительный платеж в счет оплаты по договору. Никакой обеспечительной и штрафной функцией эти деньги не обладают.

Если предоплаченные товары (работы, услуги) не поставлены (не выполнены, не оказаны), то сумма предоплаты должна быть возвращена. Как вариант – по соглашению сторон ее можно перенести в счет оплаты иных товаров, работ или услуг.

Заметим также, что кроме аванса, предоплаты, задатка и обеспечительного платежа внесенная сумма может быть названа и квалифицирована договором и как-то иначе. Например, как некий «гарантийный взнос», который обеспечивает выполнение определенных договором обязательств. Об этом читайте в подборке ниже наряду с описанием спорных ситуаций о возврате именно аванса.

СТАТЬЯ Проказина Е.А.,редактора-эксперта журнала «Время Бухгалтера»

Аванс возвращается вместе с процентами

Покупатель обратился в суд с иском о взыскании аванса в размере 4,9 млн рублей и расторжении договора поставки. Он сослался на то, что поставщик не поставил товар и не вернул полученный аванс. Кроме того, истец потребовал взыскать с ответчика проценты по ст. 395 ГК РФ в сумме 660 тыс. рублей.

Вс напомнил правила доказывания в иске о неосновательном обогащении

Суд обратил внимание, что нижестоящая инстанция, установив факт перечисления истцом денег ответчику, переложила обязанность доказать отсутствие оснований их получения ответчиком на самого истца

По мнению одного из адвокатов, Верховный Суд обоснованно встал на защиту интересов истца, поскольку, установив факт получения ответчиком денежных средств, нижестоящие суды не выяснили, как того требуют положения гражданского законодательства, имелись ли между сторонами какие-либо обязательства, как существующие, так и нет; цели перевода денежных средств, предпринятые истцом действия и т.п. По мнению второго, сам по себе факт обращения в суд через длительное время, с того момента как стало известно о нарушении прав, не может свидетельствовать о недобросовестности истца.

Верховный Суд опубликовал Определение № 21-КГ20-9-К5, в котором обратил внимание нижестоящих судов на правила доказывания в деле о неосновательном обогащении.

16 сентября 2016 г. Людмила Семёнова со своей банковской карты перевела на карту Заиры Кумаловой деньги в размере 55 тыс. руб. Почти три года спустя, 8 июля 2019 г. она обратилась в Нальчикский городской суд с иском к Кумаловой о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами, указав, что ошибочно перевела деньги.

Отказывая в иске, суд исходил из того, что Людмила Семёнова не доказала возникновение на стороне ответчика неосновательного обогащения.

Первая инстанция указала, что с момента перечисления спорной суммы до подачи иска в суд прошло более двух лет, в течение которых истица никаких мер по возврату денег не принимала.

Кроме того, при осуществлении платежа требуется совершить ряд действий, в том числе подтвердить операцию по перечислению денежных средств.

Так как апелляция и кассация оставили решение первой инстанции в силе, Людмила Семёнова обратилась в Верховный Суд, который постановил вернуть дело на новое апелляционное рассмотрение.

Изучив материалы дела, ВС сослался на ст.

1102 ГК РФ, согласно которой лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество, за исключением случаев, указанных в ст. 1109 ГК.

Правила, предусмотренные гл. 60 ГК, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли. Кроме того, п. 4 ст.

1109 ГК установлено, что не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

«Из приведенных норм материального права следует, что приобретенное за счет другого лица без каких-либо на то оснований имущество является неосновательным обогащением и подлежит возврату, в том числе когда такое обогащение является результатом поведения самого потерпевшего», – подчеркивается в определении. ВС также указал, что в соответствии с ч. 1 ст.

56 ГПК обязанность доказать факт получения ответчиком денег или имущества за счет истца должна быть возложена на истца, а обязанность доказать наличие обстоятельств, в силу которых неосновательное обогащение не подлежит возврату, либо то, что денежные средства или иное имущество получены обоснованно и неосновательным обогащением не являются, должна быть возложена на ответчика.

Между тем, обратил внимание Суд, первая инстанция, установив факт перечисления истцом денег ответчику, по утверждению истца, ошибочно, переложил обязанность доказать отсутствие оснований их получения ответчиком на самого истца.

При этом суд не дал оценки доводам Людмилы Семёновой о принятых ею мерах по установлению лица, которому ошибочно переведены деньги, в том числе предъявлению иска по месту жительства истца с целью установления фактического адреса ответчика.

Адвокат КА г.

Москвы «Гильдия Московских адвокатов “Бурделов и партнеры”» Наталья Кузьмина отметила, что в условиях все большего использования безналичных переводов денежных средств в быту – при оплате различного рода услуг, финансовой помощи родным и близким, благотворительности и т.п.

, когда перевод возможно осуществить, зная только номер мобильного телефона, – очень часто возникают ситуации ошибочных переводов. «Вернуть деньги затруднительно, поскольку для этого необходимо выяснить данные лица, которому были переведены деньги.

А поскольку эти данные составляют банковскую тайну и защищаются законодательством РФ о персональных данных, то получить их очень сложно. Вполне возможно, что для этого может потребоваться и год, и два, ведь закон требует указание в иске данных ответчика, от чего зависит и правильная подсудность», – заметила она.

По мнению Натальи Кузьминой, Верховный Суд абсолютно обоснованно встал на защиту интересов истца, поскольку, установив факт получения ответчиком денежных средств, нижестоящие суды не выяснили, как того требуют положения гражданского законодательства о неосновательном обогащении, имелись ли между сторонами какие-либо обязательства, как существующие, так и нет, цели перевода денежных средств, предпринятые истцом действия и т.п. При этом, указала адвокат, сам факт того, что с момента перевода денег до подачи иска в суд прошло более двух лет, не может служить основанием для отказа в иске.

Адвокат Московской коллегии адвокатов «Град» Вера Тихонова отметила, что о распределении бремени доказывания по спорам о неосновательном обогащении указано в Определении Верховного Суда от 26 ноября 2013 г. № 56-КГ13-9, позиция в котором совпадает с позицией по данному делу.

«Исходя из судебных актов можно прийти к выводу, что истцом денежные средства были перечислены ошибочно, стороны между собой не знакомы (ответчик не утверждал обратное).

Установить информацию об адресе получателя денежных средств истец самостоятельно не мог, соответственно, без полных данных невозможно было решить вопрос с возвратом в досудебном порядке. О том, что истцу не был известен получатель, также свидетельствует факт подачи иска по адресу истца.

С учетом указанных обстоятельств можно сделать вывод, что суды нижестоящих инстанций неправомерно отказали в возврате неосновательного обогащения, тем самым лишив истца возможности получения денежных средств», – указала Вера Тихонова.

По ее мнению, ссылка судов на то, что истец является недобросовестным, поскольку иск заявлен по истечении двух лет, несостоятельна.

«Сам по себе факт обращения в суд через длительное время, с того момента как стало известно о нарушении прав, не может свидетельствовать о недобросовестности истца.

В ином случае не имел бы юридического значения установленный срок исковой давности», – заключила адвокат.

Марина Нагорная

Вс разбирался, что считать неосновательным обогащением — новости право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов При передаче денег в долг важно правильно оформить договор займа. Иначе, если возникнет необходимость возвращать средства в принудительном порядке, суды могут определить отношения как неосновательное обогащение. В такой ситуации сумма, которую можно взыскать с недобросовестного контрагента, станет меньше. В нее не включат проценты за пользование займом. В одном из споров истец перевел ответчику деньги, но они не заключили сделку надлежащим образом. Когда перевод следует толковать как заемные отношения, а когда — в качестве неосновательного обогащения, разбирался ВС.

В апреле 2018-го Александр Филлипов* перевел на счет Елизаветы Пчелинцевой* 150 000 руб. В назначении платежа он отметил: «Временная финансовая помощь, предоставляемая до 1 июня 2018 года». Пчелинцева не возвращала деньги, и тогда Филлипов направил ей претензию, которую та проигнорировала. В 2020-м мужчина уже через суд просил взыскать с нее долг по договору займа, а еще 22 913 руб. процентов за пользование заемными средствами с 26 апреля 2018-го по 30 июня 2020-го, проценты за пользование заемными средствами с 30 июня 2020 года по дату фактического исполнения обязательства, 25 177 руб. процентов с 26 апреля 2018-го по 30 июня 2020 за пользование чужими деньгами и проценты за пользование чужими деньгами с 30 июня 2020 года по дату фактического исполнения обязательства.

Читайте также:  Аванс и переплата НДС: Правовые аспекты возврата и учета излишне уплаченного налога

На заседании в первой инстанции представитель ответчика Алина Косова* заявила, что ее доверитель незнакома с Филлиповым. Он партнер ее бывшего мужа. Пчелинцева же не просила у истца денег.

Платежное поручение, по мнению ответчика, не подтверждает заемные отношения с Филлиповым. Помимо этого, в Ставропольском районном суде Самарской области допросили самого Пчелинцева. С его слов он просил истца оказать ему финансовую помощь из-за материальных трудностей.

Тот перевел деньги его экс-супруге, но затем Пчелинцев в срок вернул средства.

В итоге суд отказал в иске. Первая инстанция отметила: платежное поручение не доказывает, что стороны заключили именно договор займа.

Вместо договора займа — неосновательное обогащение

У Самарского областного суда другая позиция. Апелляционная инстанция взыскала с Пчелинцевой 150 000 руб. неосновательного обогащения, 26 525 руб.

процентов за пользование чужими денежными средствами с 1 июня 2018-го по 24 марта 2021 года, проценты за пользование чужими денежными средствами начиная с 25 марта 2021 года по дату фактического исполнения обязательства и расходы по уплате госпошлины 4731 руб. Остальные требования суд не удовлетворил.

Апелляция согласилась, что отношения между сторонами нельзя квалифицировать как договор займа. Поэтому с Пчелинцевой не стали взыскивать проценты за пользование заемными средствами. При этом суд пришел к выводу, что к этой ситуации следует применить правила о неосновательном обогащении. В материалах дела нет доказательств, что:

  • Филлипов подарил ответчику деньги;
  • они заключали какой-либо договор;
  • у Пчелинцевой были иные основания получить и удерживать деньги Филлипова.

Шестой кассационный суд общей юрисдикции поддержал выводы апелляционной инстанции. Тогда Пчелинцева обжаловала акты в Верховном суде. Из-за того, что апелляция определила отношения сторон как неосновательное обогащение, но не поставила этот вопрос на обсуждение сторон, ответчик не могла доказать, что не приобретала и не сберегала имущество за счет другого лица.

Заем или неосновательное обогащение?

Практика Как отличить заем от неосновательного обогащения: репортаж из ВС

ВС отменил акты Самарского областного суда и Шестого кассационного суда общей юрисдикции, направив дело на новое рассмотрение в апелляцию (дело № 46-КГ22-17-К6).

Суд установил, что стороны письменно не заключали договор займа и не составляли расписку о передаче денег. Истец же просил взыскать заемные средства.

При этом ВС обратил внимание: поскольку основание иска — фактические обстоятельства, то указание в нем конкретной нормы для обоснования позиции не определяет, каким законом будет руководствоваться судья, когда станет разрешать дело.

Коллегия ВС по гражданским делам отметила, что нижестоящий суд определил отношения сторон как неосновательное обогащение. Придя к такому выводу, апелляционная инстанция была обязана:

  • поставить вопрос о квалификации отношений на обсуждение сторон;
  • определить обстоятельства, которые имеют значение для разрешения спора, даже если стороны на некоторые из них не ссылались;
  • распределить обязанности по доказыванию этих обстоятельств.

Но суд этого не сделал. Из-за этого ответчика лишили права возразить, что с ее стороны отсутствовало неосновательное обогащение.

Мнение юристов

Когда стороны не оформили договор надлежащим образом, взыскание на основании норм о неосновательном обогащении перечисленных в качестве займа денег полностью соответствует сложившейся судебной практике, отмечает Марина Филиппова, руководитель направления по работе с корпоративными клиентами Федеральный рейтинг.

Что нужно доказать в спорах о неосновательном обогащении

Как получить юридическую помощь бесплатно

25/07/2019

В гражданском праве существует понятие обязательства, возникающего из неосновательного обогащения.

Сущность его сформулирована в пункте 1 статьи 1102 Гражданского кодекса РФ, согласно которому лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество. На языке простом, не юридическом, это означает, что денежные средства были перечислены или переданы просто так, в отсутствие каких-то договорных или иных отношений. Форм неосновательного обогащения достаточно много, в свое время даже Высший Арбитражный Суд РФ посвятил неосновательному обогащению целое Информационное письмо, где рассмотрел несколько конкретных примеров. Объединяет все эти примеры, случаи, казусы одно – нет договорных отношений, деньги переведены ни за что.

На практике такие дела считаются не простыми. Рассмотрим, что нужно доказать истцу и ответчику, участвующим в споре по искам о взыскании неосновательного обогащения.

Первое – факт перечисления (передачи) денежных средств. Ну, тут обычно проблем не возникает. Достаточно представить платежное поручение или банковскую выписку, которые покажут, что деньги со счета истца были переведены на счет ответчика и, соответственно, им же, ответчиком, получены. Обычно ответчики и не спорят с тем, что деньги были получены.

Второе – истец должен доказать, что между ним и ответчиком не было никаких отношений. Например, денежные средства переведены со счета фирмы А на счет фирмы Б, но не просто переведены, а с указанием назначения платежа – «оплата по договору оказания услуг по погрузке … навоза» (ну-ка, улыбнулись!). По правде говоря, на ответчике тут лежит повышенное бремя доказывания.

Ведь истцу достаточно показать осуществление переводов и заявить, что на самом деле никакого договора не было, никто ему ничего не отгружал.

И коль ответчик не придет на заседание и не приведет контрдоводов, то лишь на основании самого установленного факта перечислений и вышеизложенного заявления, на основе имеющихся материалов, суд взыщет с ответчика все эти перечисления как неосновательное обогащение. Стало быть, ответчику надо доказать, что договор был.

Доказать это можно, представив сам текст договора, подписанный истцом и ответчиком, и доказательства того, что он был исполнен. Так, если были оказаны услуги по той же погрузке, ответчик в дополнение к договору должен принести в суд акт сдачи-приемки оказанных услуг.

Причем это должен быть такой акт, который соответствует не только и не столько содержанию договора, сколько назначению платежа и переведенной денежной сумме. Впрочем, можно представить и только акт, без договора.

Ведь давно известно, что наличие доказательств оказания, сдачи и приемки товара, результатов работ или услуг, пусть даже нет договора в классическом понимании – в форме единого документа, подписанного сторонами, само по себе доказывает наличие договорных отношений по передаче товара, выполнению работ, оказанию услуг. И не только наличие договорных отношений, но и их исполнение, а, следовательно, возникновение обязательств по оплате исполненного. Вот теми перечислениями, которые истец выдал за неосновательное обогащение, он исполненное и оплатил. Отказ в иске.

Бывает так, что иск о взыскании неосновательного обогащения является вторичным и порождается вследствие отказа в иске о взыскании неоплаченных за какие-то товары, работы и услуги денежных средств. Многие привыкли работать на доверии.

Не заключают письменного договора, обсуждают все устно – и характер товаров, работ, услуг, и их стоимость. Договариваются также устно и об авансе. Аванс перечисляется, причем без каких-то комментариев и пояснений в платежном поручении. Письменного же договора нет.

Товары поставляются, работы выполняются, услуги оказываются, но ничего этого не документируется. Ни промежуточных актов, ни протоколов рабочих совещаний, ни актов осмотров и освидетельствований. Сдача-приемка тоже никак не оформляется документально. И вот наступает устно обговоренный момент расчета, а его-то и нет.

Предъявленные акты ответчик не только не подписывает, но и даже не получает на почте. Истец идет взыскивать, а суд просит его представить хоть какой-то документ, подтверждающий наличие сделки с ответчиком. Такого документа, как мы помним, нет, ибо все было устно.

Истцу отказывают со ссылкой на то, что не доказано наличие договорных отношений и обязательств ответчика по оплате. Решение вступает в законную силу. Но мы помним и то, что был перечислен аванс – просто перечислен, без каких-то пояснений, ссылок и комментариев.

И вот, используя то решение суда, которым установлено отсутствие договорных отношений, в совокупности с ничем не прокомм6нтированным платежом, ответчик успешно взыскивает с истца неосновательное обогащение. Каково, а? Товар получил, услугу, результат работы, и не только денег не оплатил, но еще и вернул то, что когда-то «закинул». По закону все верно и обоснованно – понятия и совесть не в счет.

Интересен момент – не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения деньги, перечисленные в счет несуществующего обязательства, если получатель докажет, что они получены на безвозмездной основе в целях благотворительности.

То есть получатель средств (именно получатель) должен доказать, что тот, кто ему эти деньги перечислил, хотел его одарить и ничего более. Практически невозможно это сделать, если «перечислитель» сам этого не признает. Но бывает и такое, что признает.

В моей практике бывший муж взыскивал с бывшей жены в качестве неосновательного обогащения те платежи, которые он произвел ей сам в качестве безвозмездной материальной помощи лично ей и их общему ребенку.

Причем признал этот факт при рассмотрении другого дела, по которому состоялось вступившее в законную силу решение суда, где он этими же платежами обосновывал свою позицию. В решении это признание получило отражение и, безусловно, было использовано мной при защите интересов ответчика.

Вернуться в раздел Советы юриста

Adblock
detector