Льготы

В России скоро не останется государственных нотариусов

24.04.2020 В России скоро не останется государственных нотариусов

Развитие исторически эффективной модели небюджетного нотариата постепенно вытеснило анахроничную и малоэффективную модель «государственного нотариата». Недавно последние три государственных нотариуса Хабаровского края были назначены на должности нотариусов, занимающихся частной практикой. Об этом в ходе онлайн пресс-конференции «Нотариат 2020: электронные форматы и возможности для помощи в условиях пандемии» сообщил президент Федеральной нотариальной палаты Константин Корсик. На сегодняшний день в России осталось только две должности государственных нотариусов — на территории Чукотского автономного округа, причем одна из них так и не была заполнена. 

Тем самым в последние шесть лет в нашей стране последние считанные единицы «государственных» нотариусов из почти 8000 действующих нотариальных контор перешли на работу на небюджетной основе.

Причиной, по которой в России оставались должности государственных нотариусов, была невозможность содержать самофинансировать работу нотариальной конторы в труднодоступных и малонаселенных местностях, где совершается мало нотариальных действий, а расходы велики.. 

Напомним, что в настоящий момент в Российской Федерации, как в европейских и других странах т.н. «континентальной правовой системы», действует небюджетный, то есть частнопрактикующий нотариат латинского типа.

Это означает, что нотариус осуществляет свою публично-правовую функцию от имени государства, то есть совершает нотариальные действия от имени Российской Федерации, но при этом он полностью обеспечивает свою деятельность на принципах самофинансирования, без каких-либо бюджетных затрат.

При этом небюджетный нотариус действует объективно и независимо, в интересах защиты прав граждан и законных интересов собственника. Нотариус не является предпринимателем, так как может взимать только установленные законом тарифы и оплату услуг правового и технического характера, и не имеет права заниматься иной оплачиваемой деятельностью.

Очень важно, что небюджетный нотариус несет полную имущественную ответственность за результаты своей деятельности всем своим имуществом, то есть если по его вине был причинен ущерб, то нотариус полностью возмещает его, для этого существует многоступенчатая система профессионального страхования.

Получить статус нотариуса очень сложно — помимо долгой системы обучения, стажировки, работы в качестве помощника нотариуса и сдачи нескольких ступеней квалификационных экзаменов, существует строгое квотирование количества должностей нотариусов, и назначение на должность происходит в результате конкурса.

Именно это и дает такие преимущества для гарантий законности гражданского оборота в обществе, где действует небюджетная модель нотариата.

Государственные нотариусы не предоставляли имущественных гарантий, не имели гарантий объективности и непредвзятости в своих действиях, более того — они не имели доступа к Единой информационной системе нотариата, которая в т.ч. осуществляет цифровое взаимодействие нотариусов с государственными органами.

То есть риск оспариваемости сделок, удостоверенных в конторах государственных нотариусов был намного выше. Именно поэтому переход всех нотариальных контор России на небюджетную основу так значим для российского правового поля. 

Чтобы обеспечить всех граждан страны квалифицированной юридической помощью, все эти годы Федеральной нотариальной палатой велась серьезная работа Была разработана и сейчас выполняется Целевая комплексная программа оказания помощи нотариусам, работающим в труднодоступных и малонаселенных областях, то есть за счет средств самого нотариата финансируется деятельность нотариусов в таких регионах. 

Константин Корсик подчеркнул, что благодаря этому «нотариальная помощь становится еще ближе для граждан даже в удаленных уголках. Возможность в любой момент обратиться к нотариусу — квалифицированному юристу, действующему объективно и независимо, отвечающему за свою работу, дает гражданам гарантию соблюдения их прав и законных интересов при совершении ими юридически значимых действий».

За время существования программы нотариату удалось решить целый ряд вопросов, связанных с обеспечением правовой помощью жителей удаленных регионов страны.

Были выделены средства на приобретение, аренду и содержание помещений контор, расположенных на территории труднодоступных районов, организованы регулярные выезды нотариусов как в рамках закрепленных нотариальных округов, так и на прилегающие территории.

Благодаря программе успешно решен вопрос с организацией пунктов временного пребывания нотариуса в ходе долгосрочных выездов, предоставлено специальное транспортное оснащение.

Почему не принят новый закон о нотариате и нужен ли он?

  • Бочковенко Виктор Андреевич, помощник президента Московской областной нотариальной палаты (МоНП) по юридическим вопросам.
  • В статье рассматривается вопрос о ходе законопроектной работы в сфере нотариата, в том числе о перспективах вынесенного Минюстом России в октябре 2014 года на общественное обсуждение проекта федерального закона, предусматривающего расширение контрольных полномочий Министерства и его территориальных органов.
  • Ключевые слова: контроль, законопроект, реформа нотариата, органы юстиции, нотариальные палаты, саморегулируемые организации.
  • Why the new law on notaries hasn't been adopted yet and if it is necessary

V.A. Bochkovenko

Bochkovenko Viktor A., assistant to the President, Moscow Regional Notaries' Chamber for legal issues.

The article considers the issue on the course of the legislative work in the sphere of notaries including perspectives of the draft Federal Law providing for broadening of control powers of the Ministry of Justice and its territorial agencies, which was introduced by the Ministry for public discussion in October 2014.

Key words: control, draft law, reform of notaries, agencies of justice, notaries' chambers, self-regulated organizations.

В 2009 году Минюст и Федеральная нотариальная палата (далее — ФНП) объявили о реформе нотариата, связав ее с новым законом о нотариате и нотариальной деятельности.

Эта работа сопровождалась не только активным обсуждением текста на разных уровнях: от региональных нотариальных палат, координационно-методических советов до палат Федерального Собрания РФ и Общественной палаты РФ, но и телесюжетами на общероссийских каналах, ми и статьями в различных средствах массовой информации.

Только в «Российской газете» практически ежемесячно выходили публикации на эту тему. Президент ФНП М.И. Сазонова, другие представители ФНП и Минюста в своих публичных выступлениях утверждали, что Основы, якобы, безнадежно устарели.

https://www.youtube.com/watch?v=AEuY0zyJ_pE\u0026pp=ygVm0JIg0KDQvtGB0YHQuNC4INGB0LrQvtGA0L4g0L3QtSDQvtGB0YLQsNC90LXRgtGB0Y8g0LPQvtGB0YPQtNCw0YDRgdGC0LLQtdC90L3Ri9GFINC90L7RgtCw0YDQuNGD0YHQvtCy

Между тем многие специалисты недоуменно задавались вопросом: в чем суть реформы? Ведь реформа — это коренные преобразования, изменения, переустройство какой-либо структуры, сферы деятельности.

Реформа нотариата состоялась в 1993 году, когда были приняты Основы законодательства Российской Федерации о нотариате (далее — Основы) и на смену нотариату государственному пришел небюджетный нотариат с присущими ему признаками самоуправления и самофинансирования.

Еще в 2011 г. ситуацию очень точно охарактеризовал Н.Ф. Шарафетдинов, сказав, что каждый вновь избранный президент Федеральной нотариальной палаты начинал заново разрабатывать свой собственный проект федерального закона [1].

Действительно, попытки перекроить Основы начались уже через два года после их принятия, а затем регулярно повторялись, но ни одна из этих попыток не была воспринята законодателем, поскольку ничего кардинально нового в существующую организацию нотариата не вносила.

К концу 2009 года появился проект концепции нового закона, в котором были определены два новых положения и которые хоть как-то позволяли говорить о реформировании: введение на всей территории Российской Федерации небюджетной модели нотариата через упразднение оставшихся кое-где государственных нотариальных контор и наделение нотариальных палат статусом саморегулируемых организаций. Однако данная концепция так и не была утверждена субъектом законодательной инициативы — Правительством РФ, а ознакомление с текстом законопроекта показало, что названные составляющие реформы нотариата отсутствуют: вместо придания нотариальным палатам статуса саморегулируемых организаций предложена противоположная модель: жесткий административный контроль со стороны органов юстиции и Федеральной нотариальной палаты.

Позже появился подготовленный группой ученых и депутатов Госдумы еще один аналогичный законопроект, который был внесен П.В. Крашенинниковым в Госдуму в декабре 2013 года.

Текст его во многом схож с проектом Минюста — ФНП и, прежде всего, — в части, посвященной организационному построению нотариата и контролю нотариальной деятельности.

Проект на первое чтение пока не представлен, однако внесение в Госдуму данного законопроекта позволяет прийти к выводу, что работа над проектом Минюста — ФНП, скорее всего, уже продолжаться не будет.

Кстати, создалось впечатление, что в Правительстве РФ вообще не знали о подготовке проекта, а законопроект жил своей жизнью только в рамках самого Минюста и ФНП. Об этом, в частности, свидетельствует совещание у премьер-министра 25 июля 2013 г.

, по результатам которого был оформлен протокол с поручением Минюсту «обеспечить в установленном порядке разработку проекта федерального закона о нотариате», т.е. поручение о разработке последовало после того, как проект был уже готов и представлен общественности.

И тем не менее все эти годы он не включался в план законопроектных работ Правительства РФ, отсутствует он в этом плане и сегодня.

Кроме того, в последней версии проекта предлагается сохранить государственные нотариальные конторы, что свидетельствует об отказе от единой организационной основы нотариата.

Что же, обещанная реформа провалилась? Скорее всего, да, чем нет. По крайней мере, оба законопроекта, предусматривающие создание вертикально ориентированной административной модели управления и контроля во главе с Минюстом России, навряд ли приемлемы. Кроме того, проектами предлагается:

  • фактическая замена судебного контроля административным, троекратное увеличение контролирующих организаций с неограниченными полномочиями в отношении нотариуса, введение института приостановления полномочий нотариуса;
  • право ФНП смены легитимно избранных правления и президента региональной нотариальной палаты;
  • многократное увеличение страховой суммы и введение дополнительных взносов в так называемую гарантийную кассу (по депутатскому проекту — «компенсационный фонд»), когда все нотариусы должны будут постоянно финансировать некий фонд для возмещения возможного материального ущерба, причиненного умышленными действиями своих коллег — «правонарушителей».

Новеллы о замене существующей сегодня самоуправляемой модели небюджетного нотариата бюрократической, административно-командной системой управления и контроля, полный отказ от введения саморегулирования, пожалуй, единственно возможного сегодня пути совершенствования организационной системы небюджетного нотариата, сопровождались поддержкой со стороны бывшего руководства ФНП. Так, в интервью М.И. Сазоновой журналу «Профиль» в декабре 2010 года «Нотариусы возьмут все» на вопрос журналиста Петра Орехина: «Кому и зачем понадобился новый закон о нотариате?», она отвечает: «Все последние годы мы пытались перестроить нашу страну с помощью чужого опыта, не учитывая наших особенностей. Мы просто одурели от свободы, которая на нас свалилась. Но жизнь показала, что без правового регулирования, без государственного контроля обойтись нельзя: рынок и демократические институты сами ничего не сделают» [2].

Читайте также:  В каких случаях алименты не выплачиваются?

Надеюсь, что со мной согласится большинство коллег, если скажу, что такое реформирование не нужно ни обществу, ни государству, ни нотариусам. Ведь это означает лишь одно: фактическую ликвидацию в стране небюджетного латинского нотариата.

По существу, предлагается восстановление государственного нотариата, только без бюджетного финансирования. Возможно, именно поэтому заместитель Министра юстиции Е.А. Борисенко называет небюджетный нотариат квазигосударственной службой [3].

Примечательно, что диспуты вокруг будущего закона постоянно увязывались с вопросом о введении нотариальной формы сделок с недвижимым имуществом.

Нотариусов уверяли в том, что сначала необходимо определиться с нотариальной формой сделок, дабы окончательно адаптировать закон о нотариате под обновленный ГК РФ, хотя логическая взаимосвязь этих вопросов отсутствует, поскольку порядок нотариального удостоверения сделок испокон веков действует, каких-либо затруднений для нотариусов не вызывает, являясь для них традиционным. Да и новым специальным законом о нотариате трудно придумать новые, отличающиеся от существующих правила нотариального удостоверения сделок, способные как-то повлиять на возможность внесения в ГК РФ нормы о форме сделок.

https://www.youtube.com/watch?v=AEuY0zyJ_pE\u0026pp=YAHIAQE%3D

Тем не менее одной из причин исключения из проекта части первой Гражданского кодекса РФ правил о нотариальной форме сделок с имуществом, права на которые подлежат государственной регистрации (статья 8.1), называлось отсутствие нового федерального закона о нотариате. В частности, Е.А.

Борисенко объяснила, что «отсутствие нового закона о нотариате называлось официальной причиной отказа вводить обязательную нотариальную форму оформления сделок с недвижимостью, если хотя бы одной стороной является физическое лицо.

Эта идея обсуждалась в 2012 году, когда принимался первый пакет поправок в Гражданский кодекс от Дмитрия Медведева, внесенный им еще на посту президента. Однако, судя по словам замминистра юстиции, не только это повлияло на решение. «Я понимаю, почему и бизнес, и общество воспротивилось таким изменениям.

В том числе это связано и с тем, что нотариат за то время, когда он не выполнял той роли, которую должен был выполнять, в определенной степени профессионально деградировал» [4].

Правда, через несколько месяцев на сайте ФНП было опубликовано еще одно ее же мнение о нотариате: «Нотариат в России — это одна из самых организованных корпораций юристов, сплоченных, способных к саморазвитию, способных к самокритике, способных к тому, чтобы тот потенциал, который в этом институте есть, и тот потенциал, который на самом деле имеет очень серьезные традиционные корни в России, был реализован» [5].

Возникает вопрос: как же все-таки руководство Минюста оценивает нотариат, профессиональную деятельность нотариусов: подверженными профессиональной деградации или наоборот — видит нотариат как одну из самых организованных корпораций юристов, способных к саморазвитию?

Ответ на вопрос «Нужен или нет новый закон о нотариате?» достаточно убедительно содержится в статье Г.Г. Черемных «У Федеральной нотариальной палаты нет и не может быть контрольных функций в сфере нотариата: «С принятием данного Закона (имеется в виду Федеральный закон от 21 декабря 2013 г.

N 379-ФЗ) окончательно становится очевидной ненужность принятия нового закона о нотариате. Как и любой базовый закон, Основы — это не застывший, догматический нормативный правовой акт, он активно живет, работает и совершенствуется с учетом развития общества, изменений в предмете регулирования. Начиная с 2003 г., т.е.

за десять лет, приняты 22 федеральных закона, которыми внесены изменения в 45 из 103 статей Основ, введены пять новых статей. Таким вниманием законодателя не может похвастаться ни один отраслевой базовый федеральный закон. Новый законодательный акт вносит в Основы еще более масштабные, принципиальные изменения по их совершенствованию.

Введены две новые главы, 18 новых статей, в 19 внесены изменения.

По большому счету это уже новые Основы, это законодательный акт в сфере правового регулирования организации нотариата и нотариальной деятельности уже завтрашнего дня, который решает практически все вопросы профессиональной деятельности нотариусов и делает бессмысленным принятие как законопроекта ФНП — Минюста, так и депутатского законопроекта» [6].

Вероятно, и Минюст сегодня понимает, что нет необходимости замены действующих Основ, что нужно идти по пути внесения в них точечных изменений. И в октябре 2014 г.

Минюст вносит на общественное обсуждение уже иной законопроект — о внесении изменений в Основы.

На этот раз из текста базового законопроекта извлекаются упомянутые выше нормы общей части о государственном контроле, приостановлении полномочий нотариуса, о страховании и компенсационном фонде.

Конечно, эта довольно сомнительная очередная инициатива Министерства о реанимировании системы госконтроля времен развитого социализма не может вызвать у нотариусов восторга. В этой связи нельзя не вспомнить Л. Броневого в кинофильме «Покровские ворота» с его риторическим вопросом: «А что? Наверное, люди эмоционального склада нуждаются в некотором руководстве!»

И здесь возникает вопрос о приоритетах. Насколько необходимы, актуальны и своевременны подобные очередные «законодательные инициативы», если в нотариате страны накопился комплекс других более серьезных проблем, решение которых безотлагательно.

https://www.youtube.com/watch?v=RAHwO3avSsY\u0026pp=ygVm0JIg0KDQvtGB0YHQuNC4INGB0LrQvtGA0L4g0L3QtSDQvtGB0YLQsNC90LXRgtGB0Y8g0LPQvtGB0YPQtNCw0YDRgdGC0LLQtdC90L3Ri9GFINC90L7RgtCw0YDQuNGD0YHQvtCy

Прежде всего это сфера нотариального тарифа, обеспечения самофинансирования нотариальной деятельности. Проблема самофинансирования — основополагающего принципа небюджетного нотариата — как-то незаметно давно отошла на второй план.

Крайне актуальна и взаимосвязана с проблемой обеспечения самофинансирования и тема расширения сферы нотариальных действий.

Здесь невольно задаешься вопросом, насколько эффективно используется в нашей стране такой профессионально подготовленный отряд квалифицированных юристов как нотариусы, если основная масса совершаемых нотариальных действий сегодня сводится к простейшему свидетельствованию верности копий документов и подлинности подписи?

Складывается впечатление, что в Минюсте не знают о наличии в Госдуме на доработке принятого в первом чтении законопроекта N 293340-6, который в том числе предусматривает и новое правовое регулирование нотариальных тарифов. Его окончательное принятие — вот приоритетная задача!

Литература

  1. Шарафетдинов Н.Ф. Закономерности и стратегия развития нотариального сообщества // Нотариальный вестник. 2011. N 1.
  2. Сазонова М.И. Интервью // Журнал «Профиль». 2010. Дек.
  3. Нужна тонкая настройка, чтобы не разрушить юридический бизнес. URL: pravo.ru (дата доступа: 05.08.2014).

Верховный суд против нотариата

Верховный суд РФ принял радикальное для нотариата постановление[1]. Недавно в высшей судебной инстанции России в очередной раз рассматривался вопрос правомерности взимания нотариусами оплаты услуг правового и технического характера.

Его важность обусловлена, с одной стороны, необходимостью сохранения финансовой независимости нотариата, а с другой стороны, юридической слабостью введенной когда-то конструкции «дополнительных нотариальных услуг правового и технического характера» и нежеланием заявителей оплачивать эти якобы «дополнительные» услуги, которые, по сути, должны являться частью единого нотариального тарифа, но сформулированы в настоящее время юридически неудачно.

Проблема эта имеет давнюю историю. Она неоднократно рассматривалась различными судами практически всех уровней и видов, начиная от районных судов, заканчивая Конституционным судом. Каждый юрист, сталкивающийся с нотариатом, хоть раз задавался вопросом о том, на каком основании нотариус, взыскав нотариальный тариф, взимает еще за услуги правового и технического характера. Соответствующие эмоциональные дискуссии между нотариусом и юристом-заявителем – достаточно частое явление будней нотариальной конторы.

Вкратце суть юридической дискуссии заключается в следующем. Нотариусы, следуя ежегодно утверждаемым нотариальными палатами тарифам[2], взимают соответствующие платы за оказание услуг правого и технического характера при совершении практически каждого нотариального действия. Обратное является скорее исключением, чем правилом.

Возможность взимания нотариусами данных денежных средств предусмотрена также ст. 23 Основ законодательства о нотариате. Оппоненты такого порядка аргументируют свою позицию, в основном, отсутствием реальной необходимости в оказании им услуг технического и правового характера.

Они обращаются только за совершением нотариального действия и ни в каких дополнительных услугах нотариуса не нуждаются. Например, заявитель самостоятельно сделал копию документа и обращается к нотариусу засвидетельствовать верность ее оригиналу.

Он недоумевает, какие технические услуги в данном случае оказывает нотариус, и, соответственно, настаивает на оплате только нотариального тарифа без дополнительных услуг.

Судебные инстанции чаще всего поддерживали позицию нотариального сообщества, но не всегда.

Знаковым стало Определение Конституционного суда в 2011 году[3], в котором указано, что законодательство «допускает финансирование деятельности нотариуса за счет оказания дополнительных услуг правового и (или) технического характера, предоставляемых гражданам и юридическим лицам исключительно при наличии их согласия». Таким образом, Конституционный суд достаточно четко определил, что рассматриваемые взимания допустимы, но только в добровольном порядке.

Такая позиция вынудила нотариальное сообщество несколько скорректировать собственные подходы к этому вопросу.

Аргументация стала базироваться теперь на тезисе о том, что дополнительные услуги правового и технического характера являются неотъемлемым элементом всех нотариальных действий[4].

Как следствие, отдельного волеизъявления заявителя не требуется, а оно презюмируется самим фактом обращения за совершением нотариального действия. Суды поддержали такой подход и, по общему правилу, отказывали при оспаривании действий нотариусов.

Принятое недавно определение Верховного суда «ломает» сложившуюся судебную практику по этому вопросу. Суд прямо пишет о том, что вышеуказанная позиция противоречит законодательству.

Конечно, вряд ли можно согласиться с таким однозначным выводом суда о том, что если заявителем изготовлены самостоятельно все документы, то нотариус не оказывает ни технические, ни правовые услуги. Это не так.

Сейчас нотариус не только работает с бумажными носителями, но и должен еще фиксировать все действия в ЕИСН (Единая информационная система нотариата), что достаточно трудоемко и является технической работой. Правовые же услуги имеют место при совершении практически каждого нотариального действия.

Читайте также:  Как вернуть лекарства, купленные онлайн в интернет магазине – рассказал Роспотребнадзор

Даже когда нотариус свидетельствует верность копии документа, он не только сверяет оригинал с копией, но и должен провести юридический анализ, оценить документ на наличие у него признаков документа (авторства и юридически значимых фактов), а при отсутствии таковых отказать в совершении нотариального действия. Это правовая работа.

Тем не менее Верховный суд России 26 июня 2018 года достаточно однозначно и не в пользу нотариата высказался относительно этой давней дискуссии.

Кроме тезиса о том, что правовые и технические услуги не входят в состав нотариального действия, Верховный суд еще добавил, что «перечень оснований для отказа в совершении нотариального действия является исчерпывающим, не подлежит расширительному толкованию.

Из изложенного следует, что такое основание для отказа в совершении нотариального действия, как отказ от оплаты услуг правового и технического характера, законом не предусмотрено».

Значение этого судебного акта для нотариальной практики трудно переоценить. Он меняет сложившиеся подходы к финансированию деятельности нотариуса.

После его принятия могут последовать массовые отказы от оплаты дополнительных услуг правового и технического характера, и суды, руководствуясь рассматриваемым Определением Верховного суда и принципом единообразия судебной практики, не смогут поддерживать нотариат в этом вопросе.

В то же время плата за услуги правового и технического характера – это не излишки нотариата. Она нередко составляет половину дохода нотариуса и позволяет ему эффективно заниматься нотариальной деятельностью, самостоятельно обеспечивать как материально-технические (аренда помещения, оргтехника и пр.

), так и трудовые (трудовая занятость помощников нотариуса и юрисконсультов) затраты. Ликвидация этих доходов ставит под угрозу функционирование нотариата в том виде, как он существует в нашей стране с 1993 года.

В этих условиях возвращение к государственному нотариату становится не таким уж фантастическим сценарием, но тем не менее крайне нежелательно ввиду очевидных недостатков, которые были ему присущи в советский период.

Поэтому в настоящий момент нотариальному сообществу необходимо оперативно разрабатывать новый механизм финансирования нотариальной деятельности, который и устраивал бы нотариусов, и не имел изначально заложенных юридических противоречий.

Таким образом, очередное судебное постановление высшей судебной инстанции свидетельствует о том, что давний вопрос правомерности взимания нотариусами платы за дополнительные услуги правового и технического характера по-прежнему актуален.

Более того, Верховный суд этим определением усилил радикальность дискуссии, высказавшись достаточно жестко не в поддержку нотариальной точки зрения. Для этого есть все основания, поскольку предложенная юридическим сообществом конструкция «дополнительных услуг правового и технического характера» слаба с юридической точки зрения.

Действующие нормы Основ лишь упоминают услуги правового и технического характера, не определяя ни сущность этих платежей, ни соотношение их с нотариальным тарифом. В настоящее время эти нормы являются не более чем декларацией о намерениях.

Нотариальное сообщество, по сути, заявляет, что взыскание только нотариального тарифа является недостаточным для эффективного осуществления нотариальной деятельности и не затрагивает дополнительных затрат нотариуса как интеллектуального, так и технического характера. Это справедливо.

Однако отсутствие определенности относительно правовой природы этих платежей создает некоторый правовой хаос. Должна быть предложена модель, безупречная с юридической точки зрения и обеспечивающая эффективное функционирование современного российского нотариата.

Время для законодательного пересмотра этих отношений не то чтобы наступило, а практически уже истекло. Обновление порядка финансирования деятельности нотариуса возможно либо через установление единого нотариального тарифа, в котором уже заложены все необходимые платежи, либо через четкое обоснование правовой природы дополнительных услуг и условий их оказания.

  [1] Определение Верховного суда Российской Федерации от 26 июня 2018 г. по делу № 31-ГК18-3.
[2] Тарифы определяются в соответствии с Методическими рекомендациями по определению предельного размера платы за оказание нотариусом услуг правового и технического характера, утвержденными решением Правления Федеральной нотариальной палаты от 28 марта 2016 (протокол № 03/16).
[3] Определение Конституционного Суда РФ от 1 марта 2011 г. № 272-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Чераневой Антонины Афанасьевны на нарушение ее конституционных прав абзацем третьим части первой статьи 15 и частью первой статьи 23 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате».
[4] См., например, Комментарий законодательства Российской Федерации о нотариате / Под ред. Д. Я. Малешина. М., 2018. С.135.

Государственные нотариусы исчезнут в России

ВЛАДИВОСТОК, 24 августа, PrimaMedia. Минюст готовит новый законопроект о нотариате, который должен прийти на смену старым основам законодательства, принятым еще в 1993 году.

Принципиальным отличием будет полное упразднение государственных нотариусов и возможное наделение их правом заниматься частной практикой, сообщает РИА PrimaMedia со ссылкой на «Российскую газету».

В настоящее время в России нотариальные действия совершают нотариусы, работающие в государственных нотариальных конторах или занимающиеся частной практикой, а также должностные лица органов местного самоуправления. При этом в стране насчитывается около 7700 нотариусов, занимающихся частной практикой, и всего 55 нотариусов, работающих в государственных нотариальных конторах.

Частный нотариат, созданный в 1993 году, постепенно завоевал ключевые позиции не только в крупных городах, но даже в аграрных регионах.

Сохранившиеся лишь в некоторых субъектах РФ государственные нотариальные конторы (госнотконторы) не могут предоставить необходимые услуги населению экономически нерентабельных районов — там много вакантных должностей, которые не замещаются в первую очередь по причине отсутствия в законодательстве норм, регулирующих порядок открытия, деятельности и упразднения госнотконтор, а также их финансирования.

Поскольку проблемы, связанные с неурегулированностью статуса государственных нотариусов, не будут решены даже в случае, если их финансировать из федерального бюджета и контролировать так же, как и частных нотариусов, в проекте признается целесообразным введение на всей территории страны внебюджетной модели нотариата. Госнотарконторы будут закрыты либо сразу после принятия нового закона о нотариате, либо поэтапно — в течение определенного срока.

Нотариус, статус которого определяется как публичная должность и который осуществляет нотариальные действия от имени Российской Федерации, является относительно свободным человеком, самостоятельно распоряжающимся собственными средствами.

Он, безусловно, платит установленные налоги и сборы, но не может кормить армию чиновников, которые хотели бы погреть руки на доходах отдельных нотариусов и некоторых нотариальных палат.

Поэтому все региональные палаты, а также Федеральная нотариальная палата поддерживают предложения минюста о полном переходе на внебюджетную модель нотариата.

По словам министра юстиции РФ Александра Коновалова, судьба государственного нотариата будет определена окончательно, когда в действующем законодательстве появится «норма, которая признана обеспечивать доступность нотариальной помощи в малонаселенных и труднодоступных районах», и когда будут обеспечены «прозрачность и эффективность нотариальной деятельности».

После этого, полагает министр, полномочия нотариуса могут быть и должны быть серьезно расширены. Оказывая населению посреднические, а иногда и прямо делегированные государством услуги, которые сегодня оказывают государственные органы, частные нотариусы могли бы заниматься формированием пакетов документов для регистрации прав на недвижимое имущество и перехода прав на недвижимое имущество.

Кроме того, им хотят поручить оказание помощи в решении некоторых технических, но весьма важных и трудоемких вопросов, возложенных на государственные органы. Наконец, по мнению министра юстиции, наша система нотариата вполне способна участвовать в удостоверении юридических фактов, которые в дальнейшем принимались бы судами в ходе процессуальной деятельности без дополнительного исследования.

Но для того чтобы нотариусы могли эффективно выполнять делегированные им функции, необходимо четко прописать в законе механизм реализации тех полномочий, которые перейдут от чиновников к частнопрактикующим нотариусам.

Telegram-канал PrimaMedia.Приморье — главное — быстрее многих

18691

Удаленные сделки и «телепортация» бумаг: как меняется нотариат — новости Право.ру

Пресс-конференция «Нотариат 2021: цифровые новеллы и тенденции» прошла в очно-заочном формате, лишь часть журналистов смогла присутствовать на мероприятии лично, остальные смотрели онлайн-трансляцию события.

Пандемия, безусловно, не только повлияла на формы встреч со СМИ, но и сильно изменила работу нотариусов. В 2020-м были открыты только дежурные нотариальные конторы, в некоторых регионах из-за эпидобстановки прийти туда можно было только по предварительной записи.

Ограничительные меры подтолкнули граждан к совершению нотариальных действий дистанционно, отметил президент Федеральной нотариальной палаты Константин Корсик. Рост спроса на «цифровые» услуги, по его словам, был и раньше. Но инфекция и последующий локдаун сделали их еще более востребованными.

Так, всего в прошлом году совершено более 40 млн нотариальных действий, больше трети из них было в электронном виде.

https://www.youtube.com/watch?v=RAHwO3avSsY\u0026pp=YAHIAQE%3D

Одной из самых востребованных в период пандемии стала услуга «нотариальной телепортации». Это когда документ из бумажного вида переводят в электронный, а его равнозначность бумажному оригиналу удостоверяют электронной подписью. И оцифрованный документ можно отправить в том числе по электронной почте.

Увеличилась популярность и онлайн-сервисов ФПА. В прошлом году с помощью них почти 3 млн человек проверили сведения о залоге машин, еще 2,6 млн граждан выяснили достоверность реквизитов доверенности. Становятся популярнее не только «цифровые» услуги.

Читайте также:  Решение суда по гражданскому делу (образец): судебная практика, порядок обжалования судебного решения

Чаще на 31% стали удостоверять брачные договоры и на 24% – алиментные соглашения.

Новости ПМЮФ Глава ФНП рассказал, как технологии помогают в работе нотариуса

Но в ФНП констатируют, что все-таки большинство традиционных «бумажных» нотариальных действий уходит в прошлое. Все меньше становится тех, кто просит удостоверить верность копий документов и выписок из них.

В 2019-м снижение было на 18%, в прошлом – уже на 20%. То же самое и со свидетельствованием подлинности подписи.

Если два года назад снижение было на уровне 6%, то в 2020-м его популярность упала еще сильнее (на 19%).  

Некоторые услуги нотариусов стали менее востребованы именно из-за пандемии. На 1 млн сократилось число удостоверенных согласий.

В ФПА связывают это с тем, что границы были закрыты и родителям не нужны были подобные документы, как как дети не ездили в другие страны.

А за счет сокращения потока иностранцев просьб о проверке подлинности подписи переводчика стало меньше на 1,7 млн (падение на 27%).

Курс на цифровизацию

Цифровизация нотариальной деятельности, как отметил президент ФНП, началась задолго до пандемии. ФПА начала готовиться к новым потребностям общества еще несколько лет назад.

В 2014 году ФНП разработала и начала строить единую информационную систему нотариата. Благодаря этому появились первые цифровые действия с цифровой составляющей и электронные сервисы. Мы можем констатировать, что без электронной составляющей современный нотариат просто невозможен.

Константин Корсик, президент Федеральной нотариальной палаты

Корсик считает, что ФНП удачно предугадала требования времени – переход в онлайн и закрытие офлайновых офисов. В прошлом году вступил в силу закон о цифровом нотариате.

О нем мы писали подробнее здесь «Закон о цифровом нотариате: ключевые изменения о цифровом нотариате». Новелла среди прочего разрешила дистанционное удостоверение сделки.

Стороны одновременно приходят в разные нотариальные конторы и подписывают договор в электронной форме и на бумаге, последний экземпляр хранится у каждого нотариуса.

Практика В России удостоверена первая дистанционная сделка

Две недели назад была первая такая сделка — алиментное соглашение, один из бывших супругов находился в Южно-Сахалинске, а другой – в Москве. Корсик считает, что такой формат будет удобен для корпоративных сделок и на рынке жилья.

«Когда граждане покупают недвижимость в другом городе, не нужно тратить деньги и время на переезд», – подчеркнул  президент ФНП. И всего таких «цифровых» услуг с 2014-го появилось 13. Пока перевод других нотариальных действий в онлайн в палате не планируют.

По словам Корсика, нужно подождать год, чтобы проанализировать, какие направления более популярны и что еще можно усовершенствовать.

Обратная сторона цифровизации

Президент Федеральной нотариальной палаты рассказал и о возможных рисках. Он отметил, что «криминал всегда идет первым в освоении новых технологий».

Цифровые сервисы должны быть не только быстрыми и удобными, но и надежно защищенными, подчеркнул  президент ФНП Константин Корсик.

В пример Корсик привел ситуацию с цифровыми подписями. Далеко не у всех россиян они есть, и известно несколько случаев, когда по подменной ЭЦП похищали квартиры. На теме недвижимости он остановился подробнее и высказал свое мнение о ситуациях, когда банки учреждают агентства по покупке жилья. «Они приравнивают свою деятельность к деятельности нотариуса.

Но это не совсем правильно и справедливо. Более правильно эти сделки доверить нотариусу, а все остальное – это бизнес», – предостерег Корсик. Но, как отметил президент ФНП, все больше граждан осознает серьезность рисков сделок и предпочитает удостоверять их у нотариусов.

Так, статистика по удостоверению сделок с земельными участками в 2020-м показала рекордный рост.

Нотариат будущего. Каких изменений ждать?

Из возможных ближайших изменений — появление централизованных нотариальных архивов. Законопроект пока принят Госдумой в первом чтении.

Документ предполагает, что такие архивы появятся при региональных нотариальных палатах. «Это жизненно важно для нотариальной деятельности», – подчеркнул Корсик.

Не менее важная новелла — законопроект о едином нотариальном тарифе, он тоже прошел первое чтение. 

Еще одно ожидаемое нововведение — появление реестра отмененных доверенностей, совершенных в простой письменной форме. Корсик объяснил, что в рамках единой информационной системы нотариата уже есть блок отмененных доверенностей. Но лишь тех, что изначально были оформлены у нотариуса. В ФНП фактически хотят дополнить этот список. 

Всегда ли прав нотариус?

Мы обращаемся к нотариусу, чтобы быть уверенными в законности сделки. Однако практика показывает, что нотариусы тоже люди и могут ошибаться.

Например, нотариус может незаконно отказать в выдаче свидетельства о наследстве или, наоборот, заверить сделку с недееспособным лицом.

Мы рассмотрим изменения в работе нотариусов, которые произойдут в ближайшее время, а также приведем самую интересную судебную практику по спорам с нотариусами.

Нотариусы будут оказывать услуги по-новому

Авиакомпания «Победа» после прекращения международных перевозок уволила сотрудника, который занимался их обслуживанием, со ссылкой на п. 7 ч. 1 ст. 83 ТК РФ. Норма предусматривает наступление чрезвычайных обстоятельств, препятствующих продолжению трудовых отношений.

https://www.youtube.com/watch?v=Nd0wU7ZS6RA\u0026pp=ygVm0JIg0KDQvtGB0YHQuNC4INGB0LrQvtGA0L4g0L3QtSDQvtGB0YLQsNC90LXRgtGB0Y8g0LPQvtGB0YPQtNCw0YDRgdGC0LLQtdC90L3Ri9GFINC90L7RgtCw0YDQuNGD0YHQvtCy

Сотрудник обжаловал увольнение.

Законом от 27.12.2019 № 480-ФЗ были внесены многочисленные корректировки в законодательство о нотариате. Основные нововведения начнут действовать с конца 2020 года.

Принятый закон ввел возможность проверки данных о нотариальном документе. Получить соответствующие сведения допускается через инфосистему нотариата с помощью специальной маркировки на документе. При этом определена процедура взаимодействия ЕИС нотариата с иными инфосистемами.

В числе нововведений наличествует возможность обратиться за услугами нотариуса без паспорта. В случае отсутствия указанного документа у обратившего лица нотариусам разрешили устанавливать личность через инфосистему персональных данных. Регламентирован список действий, которые нотариус может совершить удаленно:

  • освидетельствование правильности перевода;
  • направление документов физическим и юридическим лицам;
  • принятие в депозит денежных средств и ценных бумаг;
  • депонирование движимых вещей, безналичных денег или бездокументарных ценных бумаг;
  • взыскание денег и имущества должника;
  • исполнительная надпись в части хранения электронных документов;
  • предоставление выписки из реестра уведомлений о залоге движимости.

Также по новым правилам сделку смогут удостоверять несколько нотариусов, если ее заключают больше двух лиц, находящихся в разных местах. Информацию об открытии наследственного дела тоже можно будет получить удаленно.

Федеральный закон от 27.12.2019 № 480-ФЗ «О внесении изменений в Основы законодательства Российской Федерации о нотариате и отдельные законодательные акты Российской Федерации»

Имеет ли право нотариус навязывать плату за услуги правового характера

Жительница Екатеринбурга обратилась к нотариусу для заверения уже готового брачного договора. Но нотариус согласился заверять договор, только если ему дополнительно оплатят услуги по составлению брачного договора. Так как клиентка не пожелала платить, нотариус отказал в нотариальном действии.

Женщина обратилась в суд, однако там ей тоже отказали. Тогда она подала жалобу в Конституционный Суд на нормы ст. 22 «Основ законодательства Российской Федерации о нотариате», согласно которым «в связи с совершением нотариального действия нотариусу, занимающемуся частной практикой, оплачиваются услуги правового и технического характера».

КС РФ отказал в рассмотрении жалобы. Как отметил Конституционный Суд, установление перечня услуг правового и технического характера, оказываемых нотариусом, законодательству не противоречит. Тем не менее КС РФ назвал следующие обязанности нотариуса в такой ситуации:

  • нотариус должен пояснить особенности нотариального действия, которые потребуют дополнительных затрат;
  • объявить размер платы за данное действие, в том числе сумму нотариального тарифа и стоимость услуг правового и технического характера;
  • предоставить информацию о существующих льготах при обращении за нотариальными действиями.

Заинтересованное лицо, в свою очередь, вправе не согласиться с необходимостью оплаты нотариусу стоимости услуг правового и технического характера, исходя из существа конкретного нотариального действия.

Отказ нотариуса в совершении нотариального действия в таких случаях может быть обжалован в суде.

Судебные органы должны проверить, реально ли требовалось в конкретной ситуации оказание дополнительных услуг правового и технического характере или нотариус их просто навязал.

Определение Конституционного Суда РФ от 09.04.2020 № 815-О

Минфин отказался переименовывать нотариальную госпошлину

Финансовое ведомство рассмотрело предложение одного из депутатов о переименовании «государственной пошлины», взимаемой нотариусами, в «нотариальную плату». По мнению депутата, главной аргументацией в переименовании является то, что денежные средства, поступающие частному нотариусу под видом государственной пошлины, идут не в бюджет государства, а являются личным доходом нотариуса.

Как указано в статье 22 «Основ о нотариате» за совершение действий нотариус, занимающийся частной практикой, взимает нотариальный тариф в размере, соответствующем величине государственной пошлины, предусмотренной за совершение аналогичных действий в государственной нотариальной конторе. Эта формулировка означает, что нотариальный тариф частного нотариуса госпошлиной не является.

Госпошлина от государственных нотариусов зачисляется по нормативу 100 процентов в бюджеты субъектов РФ и в бюджеты поселений.

Более того, согласно статье 37 «Основ о нотариате» в случае, если в поселении нет нотариуса, то уполномоченное должностное лицо местного самоуправления имеет право совершать нотариальные действия. На основании этого чиновники пришли к выводу, что никакой проблемы здесь нет и переименовывать «государственную пошлину» в «нотариальную плату» они не будут.

Adblock
detector