Пособия

Верховный суд запретил основываться на доходах при определении места проживания ребенка

Верховный суд запретил основываться на доходах при определении места проживания ребенка

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ изучила спор о «разделе» ребенка, родители которого расстались, но каждый из них хочет общаться с малышом так, как он считает нужным, и столько, сколько сочтет необходимым.

В Семейном кодексе РФ записано, что права и обязанности по отношению к ребенку у папы и мамы одинаковы. И поэтому они, в случае расставания, должны решать сами, с кем из них будет жить ребенок, а с кем встречаться, как часто это будет происходить и как долго должны длиться встречи.

Однако, как показывает отечественная судебная практика, далеко не всем родителям удается мирно и грамотно решить этот тяжелый вопрос. Тогда единственный выход — идти в суд. По закону именно судья должен, если папа с мамой не договорятся, решать вопрос о графике общения родителей с ребенком.

Верховный суд разобрал историю, которая началась в Краснодарском крае, где в районный суд фактически с одинаковыми исками обратились родители маленького мальчика. Они после рождения малыша разъехались.

Как рассказала суду мать, несмотря на то, что ребенку чуть больше года, отец препятствует ей в общении с ним. Поэтому она просила суд определить место жительства ребенка с ней, назначить алименты и решить, когда и сколько мальчик будет общаться с отцом.

Мать предложила свой порядок общения ребенка и отца, когда встречаться они могут по четным числам каждого месяца с утра до обеда, как дома у матери, так и в общественных местах — в парках, на детских аттракционах, в торговых центрах и в прочих подобных заведениях.

Однако все должно происходить в присутствии матери, пока малышу не исполнится три года. Потом отец с сыном могут общаться вдвоем.

Верховный суд РФ категорически не согласился с правилами деления малолетнего ребенка, по которым тот вынужден переезжать то к отцу, то к матери.

Верховный суд запретил основываться на доходах при определении места проживания ребенка

Какие законы вступают в силу в феврале 2019 года

В то же время отец во встречном иске попросил оставить ребенка жить с ним, но в случае отказа суд, по его мнению, должен определить график общения с сыном. По представлениям родителя, вот как должен выглядеть этот объемный список требований к общению.

Отец хотел каждую неделю общаться с сыном, четыре дня с утра до девяти вечера с правом посещения сыном отцовского дома и без присутствия матери. Как только малышу исполнится два года, он будет оставлять его ночевать у себя дважды в неделю.

В том случае, если мать заболеет или куда-то поедет, то ребенок должен передаваться отцу.

А что касается общению по праздникам, то в праздники, по мнению отца, надо поделить между родителями поровну «с ежегодной ротацией». Каждый нечетный день рождения мальчик должен встречать с отцом.

В то же время дни рождения родственников малыш проводит по месту жительства того родителя, чьи родственники — именинники. Да и ежегодный отпуск летом с сыном отец должен проводить обязательно, а месяц выбирать по своему желанию.

Тимашевский районный суд спросил мнение органов опеки, и те поддержали требования матери. И тогда суд принял весьма оригинальное решение. Он иски удовлетворил частично.

По решению районного суда, жить ребенок, которому на момент суда не было еще и двух лет, будет с матерью. А вот общаться с родителем будет по графику, придуманному отцом.

Верховный суд запретил основываться на доходах при определении места проживания ребенка

Спортшколы оградят от коррупции

Данный суд в своем решение предупредил мать, что если она не будет выполнять требования отца, то к ней «примут меры, предусмотренные законодательством об административных правонарушениях и исполнительном производстве». А если не будет выполнять решение суда «злостно», то ребенка передадут другому родителю. 

Краснодарский краевой суд полностью поддержал это решение. А вот по мнению Верховного суда, жизнь «на два дома» ведет к формированию у ребенка двойственного восприятия реальности, навыков манипулирования и лишает малыша чувства настоящей семьи.

И когда  мать малыша дошла до Верховного суда РФ, то он категорически не согласился с правилами деления ребенка, которые приняли его коллеги. По их логике, малолетний ребенок фактически должен был жить на два дома. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда решила, что это неправильный вердикт.

Верховный суд в этом споре принял во внимание, что обследование жилища матери показало, что у нее есть все условия для нормальной жизни ребенка. Администрация района дала заключение, что ребенка целесообразно передать матери. Уполномоченный по правам ребенка не увидел никаких «исключительных обстоятельств», чтобы разлучить мать и сына.

И хотя районный суд в своем решение записал, что отцовский график общения отвечает интересам как обоих родителей, так и ребенка, то Верховный суд в этом усомнился. И напомнил коллегам Конвенцию о правах ребенка.

В Конвенции о правах ребенка сказано, что во всех действиях по отношению детей, первоочередное внимание уделяется «наилучшему обеспечению прав ребенка». И не важно, идет речь о государственных или частных организациях.

В Семейном кодексе также перечислено, что надо учитывать, решая, где и с кем останется ребенок. Подробные разъяснения по этому поводу дал и пленум Верховного суда (N 10 от 27мая 1998 года).

Пленум Верховного суда проанализировал именно споры по «разделу» разведенными родителями своих детей. Пленум подчеркнул: по требованиям родителей об определении места жительства ребенка юридически значимым и подлежащим доказыванию обстоятельством является выяснение вопроса о том, проживание с кем из родителей (отцом или матерью) наиболее полно будет соответствовать интересам ребенка.

Сославшись на требование Гражданского процессуального кодекса о выводах суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, Верховный суд заметил, что они не должны быть общими и абстрактными. А в нашем деле они именно такими и были.

В данном случае мать мальчика попросила суд назначить встречи отца с ребенком в ее присутствии, пока ему не исполнится три года. Мотивов, почему это предложение суд не устроило, нет. Зато отец просил много, и всем этим требованиям суд отдал предпочтение. Почему этот график лучше — суд промолчал.

Верховный суд назвал юридически значимыми обстоятельствами режим дня маленького ребенка, удаленность места жительства отца от дома матери, режим работы отца и, соответственно, его возможность проводить с ребенком столько времени, сколько он потребовал, список близких родственников, на днях рождения которых малыш должен присутствовать.

В то же время Верховный суд подчеркнул, что ни одно из этих обстоятельств местные суды не установили. А мнение опеки без объяснений проигнорировали. Апелляция с таким решением согласилась.

Получился такой вывод Верховного суда: график отца — малыш должен жить четыре дня в неделю у него. Причем дни — по выбору отца.

Суд счел, что встречи с папой по 12 часов в сутки, прогулки в полтора-два года с отцом, но без матери, и так далее — все это недопустимый формат опеки.

Потому что ведет к формированию у ребенка двойственного восприятия реальности, навыков манипулирования и лишает малыша чувства настоящего дома.

Мальчик, как подчеркнул высокий суд, вынужден жить на два дома, приспосабливаться к двум разным бытовым укладам, что создает для него нервозную обстановку.

Заметим, что опека дала заключение, что вариант матери не противоречит интересам ребенка, а вариант отца является недопустимым форматом. Почему местные суды оставили это заключение без внимания и правовой оценки?

Верховный суд решил, что спор надо пересматривать и обязательно при этом учесть его разъяснения.

Определение порядка общения ребенка с отдельно проживающим родителем

Верховный суд объяснил, с кем должен жить ребенок после развода родителей

Необычное гражданское дело изучил Верховный суд РФ. В Сочи родители пришли в суд, чтобы именно там решили, с кем останется после развода ребенок. Нестандартность ситуации в том, что ни один из родителей не желал его забрать себе.

Как правило, в подобных ситуациях каждый из родителей доказывает суду, что только с ним ребенку будет лучше, поэтому его надо оставить ему. По статистике, в нашей стране суды чаще отдают ребенка матери.

Хотя уже заметна тенденция — шансы отца оставить ребенка себе возрастают год от года. Но в нашем случае ни один из родителей не хотел забирать ребенка после развода.

Что надо учитывать в такой ситуации?

Верховный суд запретил основываться на доходах при определении места проживания ребенка

История началась в Сочи, где пара после десяти лет брака решила развестись. В семье было двое детей — девочки. Старшая дочь была у мамы от предыдущего брака.

А рожденная в этом браке девочка была еще несовершеннолетней. Определить, с кем останется ребенок, родители пошли в суд, где спорили — кому останется ребенок. При этом оба заявляли, что не подходят на роль родителя.

Когда началась эта судебная тяжба девочке было 10 лет.

Мать объясняла, что оставить дочь следует отцу. И уверяла, что они об этом с ним уже не раз договаривались. Аргумент — у отца больше возможностей для воспитания и содержания ребенка. А она не работает. Хотя старшая девочка жила с ней.

Суд поинтересовался, с кем хочет остаться «делимый» ребенок, и дочь сказала, что хотела бы жить с отцом. Причина — заболевание матери, а также конфликт с ней, после чего отец забрал дочь к себе.

Опека, которая была в суде, сделала странное заключение. По ее мнению, ребенок должен жить с отцом, но в общей родительской квартире. Отец от такого варианта отказался.

Он же попросил суд расторгнуть брак, определить место жительства дочери с матерью и обязать ее не мешать ребенку жить в квартире.

По заявлению родителя, супруга живет в трехкомнатной квартире, которая в общей собственности в равных долях. В квартире у ребенка есть отдельная комната.

Дом стоит рядом со школами, в которых занимается ребенок, — общеобразовательной, музыкальной, художественной и спортивной.

Последний аргумент отца — у него новая семья, скоро должен родиться ребенок, а жить в одной квартире с бывшей супругой он не хочет.

Спор начал слушать Центральный райсуд Сочи. Потом и Краснодарский краевой суд. Суды заявили, что девочка должна жить с матерью. Мать не согласилась с таким решением и пошла в Верховный суд РФ.Вот что сказал ВС, изучив материалы спора.

Суд напомнил, что место жительства ребенка устанавливается соглашением родителей. Ну а если оно не достигнуто, то — судом, исходя из интересов детей и с учетом их мнения. При этом он сослался на статью 57 Семейного кодекса — «О праве ребенка выражать свое мнение».

Суд должен выяснить, проживание с кем из родителей (матерью или отцом) наиболее полно будет соответствовать интересам ребенка, подчеркнули судьи ВС. Но местные суды этого не сделали.

Так, суд не стал принимать категорические возражения матери против проживания с ней ребенка из-за состояния ее здоровья и отсутствия заработка. Отец тоже высказался против того, чтобы забрать ребенка себе.

Другими словами, дочь оказалась никому не нужна, и этого не учли нижестоящие суды.

По статье 63 Семейного кодекса родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей, а по статье 65 родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей.

«Каждый из родителей в данной ситуации нарушил самый главный постулат в отношении своего ребенка — совершенно забыл про него и его интересы, а заботился только о себе и ссылался в данном случае на малозначимые причины.

Читайте также:  Заявление о расчете задолженности по алиментам судебному приставу: образец 2023

Если выяснится, что ни родители, ни лица, у которых находится ребенок, не могут его воспитывать, то суд должен передать его органам опеки.

ВС: родители нарушили главный постулат в отношении своего ребенка — забыли про его интересы

Такие разъяснения даны в материалах Пленума ВС N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей». В деле вопрос о судьбе ребенка суды разрешили не в его интересах, сделал вывод ВС.

Более того, проанализировав заключение опеки, суд отверг его, указав, что экс-мужа нельзя вселить в старое жилье с новой семьей.

Но, обоснованно отвергая такой документ из-за его противоречивости, суд не устранил этих противоречий, подчеркнул ВС.

  • Что же принимается во внимание при определении места жительства ребенка?
  • Это возраст ребенка, привязанность его к каждому из родителей, братьям, сестрам и другим членам семьи, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания для ребенка условий для воспитания и развития (с учетом рода деятельности и режима работы родителей, их материального и семейного положения, иметь в виду, что само по себе преимущество в материальном положении одного из родителей не является безусловным основанием для удовлетворения требований этого родителя.
  • Наталья КозловаРоссийская газета №128(8776)
  • Материал статьи взят из открытых источников

Остались вопросы к адвокату по данной тематике? Задайте их в форме, расположенной ниже, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Дата актуальности материала: 17.06.2022

Верховный суд объяснил нужно ли учитывать собственность ребенка при определении нуждаемости в жилом помещении

Определением Судебной коллегии по административным делам Верховного суда Российской Федерации от 09 ноября 2022 года № 49-КАД22-8-К6 было удовлетворено требование  участника боевых действий в Республике Башкортостан, и его дочери о получении жилого помещения по договору социального найма, ввиду наличия в собственности члена семьи (дочери) ¼  доли в жилом доме.

28 ноября 2003 года  Смагин А. Н., проживающий с семьёй из 3 человек (он, супруга и их дочь), в комнате общежития  жилой площадью 12 кв. м, обратился с заявлением в администрацию городского округа город Стерлитамак Республики Башкортостан (далее – администрация города) о постановке его на учёт с семьёй для получения жилого помещения).

Постановлением администрации города от 19 декабря 2003 года Смагин А.Н., участник боевых действий в Республике, и члены его семьи приняты на учёт для улучшения жилищных условий.

15 августа 2006 года брак между Смагиным А.Н. и его супругой брак был расторгнут . 14 ноября 2012 года  дочь супругов  по договору купли-продажи приобрела  в общую долевую собственность 1/4 долю жилого дома общей площадью 67,3 кв. м с земельным участком, оплата стоимости которого полностью произведена за счёт средств федерального бюджета в виде безвозмездной субсидии, предоставленной в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2006 года № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» и по случаю рождения после года второго ребёнка.

15 февраля 2013 года заключён договор социального найма жилого помещения между администрацией города и Смагиным А.Н. с дочерью, которое (в виде комнаты общей площадью 15,4 кв. м) на основании заключённого с администрацией города договора от 1 сентября 2014 года передано в собственность по 1/2 Смагину А.Н. и его дочери в порядке бесплатной приватизации.

Постановлением администрации от 7 августа 2019 года Смагин А.Н. с семьёй из двух человек (он, дочь) на основании статьи 56 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее также – ЖК РФ) снят с учёта по мотиву утраты оснований, дающих право на получение жилого помещения по договору социального найма ввиду наличия в собственности члена семьи (дочери) ¼ доли в жилом доме.

Смагин А.Н., считая это решение органа местного самоуправления незаконным, обратился в суд с исковым заявлением об отмене указанного выше постановления в отношении себя и возложении обязанности восстановить его в очереди на учёте нуждающихся в улучшении жилищных условий.

Решением Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан требования Смагина А.Н.

были  удовлетворены, так как Суд первой инстанции, установив в судебном заседании, что истец не обеспечен жильём в соответствии с требованиями жилищного  законодательства, длительное время с дочерью проживает раздельно, общего хозяйства не ведёт, констатировав, что сам по себе факт наличия у дочери Смагина А.Н.

на праве собственности 1/4 доли в жилом доме не свидетельствует о том, что он разрешил жилищную проблему, сославшись на разъяснения Верховного Суда Российской Федерации, содержащиеся в постановлении Пленума от 2 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» (далее – постановление Пленума от 2 июля 2009 года № 14), а также на правовые предписания статьи 15 Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», положения пункта 2 части 1 статьи 56 Жилищного кодекса Российской Федерации, пришёл к выводу о незаконности оспариваемого решения администрации города.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд апелляционной инстанции дал иную правовую оценку установленным судом первой инстанции обстоятельствам, посчитав, что сохранение дочерью Смагина А.Н. регистрации  в жилом помещении подтверждает её выбор этого помещения для преимущественного проживания, следовательно, при решении вопроса о нуждаемости Смагина А.Н. в жилом помещении на момент принятия оспариваемого постановления необходимо учитывать площадь не только занимаемого административным истцом помещения, но и площадь принадлежащей на праве собственности его дочери доли в жилом доме, что в суммарном виде составляет 32,2 кв. м общей площади, из которых жилой площади 21,2 кв. м, то есть обеспеченность на одного члена семьи административного истца составила более учётной нормы, следовательно, оспариваемое решение о снятии Смагина А.Н. с учёта является законным.

В качестве самостоятельного основания для отказа в удовлетворении иска суд апелляционной инстанции указал на пропуск без уважительных причин трёхмесячного срока обращения в суд с требованием об оспаривании постановления администрации.

Определением Судебной коллегии по административным делам Верховного суда Российской Федерации отменены  апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Верховного суда Республики Башкортостан от 27 октября 2021 года и кассационное определение судебной коллегии по административным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 10 марта 2022 года , а решение Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан от 25 июня 2021 года оставлено  в силе.

Судебной коллегии по административным делам Верховного суда был сделан вывод, что апелляционной инстанции не учитывались разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации о том, что регистрация лица по месту жительства по заявлению собственника жилого помещения или её отсутствие не является определяющим обстоятельством для решения вопроса о признании его членом семьи собственника жилого помещения, так как согласно статье 3 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 года № 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» регистрация или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан; наличие или отсутствие у лица регистрации в жилом помещении является лишь одним из доказательств по делу, которое подлежит оценке судом наряду с другими доказательствами.

Конституционный Суд Российской Федерации также обращал внимание, что место жительства гражданина может быть установлено судом общей юрисдикции на основе юридических фактов, не обязательно связанных с его регистрацией компетентными органами (определения от 5 октября 2000 года № 199-0, от 27 мая 2010 года № 741-0-0).

Суд апелляционной инстанции не принял во внимание отсутствие у Смагина А.Н. иного места жительства, кроме жилого помещения, в котором ему принадлежит только 7,7 кв.

м и тот факт, что он никогда не вселялся в жилой дом, сособственниками которого в равных долях (по 16,8 кв.

м общей площади) наряду с его дочерью являются её мать, отчим и сводная сестра, и не имеет реальной возможности вселиться в этот дом без их согласия.

При таких обстоятельствах вывод судов апелляционной и кассационной инстанций о законности снятия Смагина А.Н. с учёта нуждающихся в жилом помещении нельзя признать верным.

Кроме того, является необоснованной ссылка суда апелляционной инстанции в апелляционном определении на пропуск процессуального срока обращения в суд без уважительных причин как самостоятельное основание для отказа в удовлетворении требования, поскольку факт нарушения права истца состоять на учёте в качестве нуждающихся в жилых помещениях установлен при рассмотрении настоящего дела, отказ в удовлетворении административного иска по указанному основанию не соответствует целям и задачам административного судопроизводства.

Верховный суд запретил основываться на доходах при определении места проживания ребенка

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации). Выводы суда апелляционной инстанции не соответствовали фактическим обстоятельствам дела и нормам материального права, регулирующим возникшие отношения.

Наталья Константиновна Тарасова, частнопрактикующий юрист, опыт работы более 15 лет, автор более 10 научно-исследовательских работ по актуальным проблемам российского права, член и лектор Общероссийской общественно-государственной просветительской организации «Российское общество «Знание»

Для правильного разрешения возникшего спора необходимо было установить, являлся ли Смагин А.Н. нуждающимся в улучшении жилищных условий на день принятия оспариваемого решения органа местного самоуправления или нет.

Вторым важным вопросом, при определении нуждаемости гражданина в жилом помещении принимается во внимание площадь жилого помещения, принадлежащего его члену семьи, при условии, если он проживает совместно с гражданином, нуждающимся в жилом помещении. Довод Смагина А.Н.

о том, что дочь с ним не проживает с шестилетнего возраста после расторжения брака с её матерью в 2006 году, признанный судом первой инстанции обоснованным, подтверждённым в судебном заседании, администрацией города не опровергнут ни в суде первой, ни в суде второй инстанций.

Верховный суд решил, кому отдать ребенка после развода — новости Право.ру

После 10 лет брака Петр и Мария Анискины* решили развестись. Помимо старшего ребенка (от другого отца) у них осталась несовершеннолетняя дочь. Определить, с кем останется ребенок, родители решили в суде. Но там они боролись не за право воспитывать дочь. Напротив, каждый из них заявлял, что не подходит для этой роли. 

Мать подобрала аргументы, которые должны были убедить суд, что оставить дочь следует отцу.

Так, она сказала, что договаривалась с экс-супругом, что при разводе дочь останется с ним, так как у того есть больше возможностей для воспитания и содержания ребенка.

У нее же таких возможностей нет: она не работает, а из-за заболевания не может ухаживать за дочерью (еще один ребенок Марии Анискиной при этом жил с ней).

В этом сюжете

Читайте также:  ФАС постарается удержать рост цен – подготовлены масштабные проверки

Дочь, мнение которой тоже выслушал суд, сказала, что хотела бы жить с отцом. Причина – заболевание матери, а также конфликт с ней, после чего отец забрал дочь к себе. Опека была не против оставить ребенка отцу, но дала противоречивое заключение: ребенок должен жить с отцом, но в общей родительской квартире. Отец к этому оказался не готов.

https://www.youtube.com/watch?v=XG0_QcBZPtQ\u0026pp=ygWkAdCS0LXRgNGF0L7QstC90YvQuSDRgdGD0LQg0LfQsNC_0YDQtdGC0LjQuyDQvtGB0L3QvtCy0YvQstCw0YLRjNGB0Y8g0L3QsCDQtNC-0YXQvtC00LDRhSDQv9GA0Lgg0L7Qv9GA0LXQtNC10LvQtdC90LjQuCDQvNC10YHRgtCwINC_0YDQvtC20LjQstCw0L3QuNGPINGA0LXQsdC10L3QutCw

Он просил суд расторгнуть брак, определить место жительства дочери с матерью и обязать ее не мешать ребенку жить в квартире. В иске он указал: супруга живет в трехкомнатной квартире, которая в общей собственности в равных долях. В квартире у ребенка есть отдельная комната.

Кроме того, это жилье находится рядом со школами, в которых занимается ребенок (общеобразовательная, музыкальная, художественная и спортивная). Отец указал, что в такой ситуации жизнь вместе с матерью будет полностью соответствовать интересам дочери.

Он указал на еще одно обстоятельство – у него новая семья, скоро должен родиться ребенок, а жить в одной квартире с бывшей женой он при таких обстоятельствах не хочет.

Центральный районный суд г. Сочи и Краснодарский краевой суд решили, что дочь должна жить с матерью. Квартира принадлежит ее родителям, указал суд, и там она может не менять свой образ жизни, круг общения, сохранить отношения со старшей сестрой. Тогда мать ребенка обжаловала решение в Верховном суде.

Никому не нужно

Коллегия по гражданским спорам под председательством судьи Александра Кликушина напомнила, что место жительства ребенка устанавливается соглашением родителей, а если оно не достигнуто, то судом из интересов детей и с учетом их мнения.

«Ребенок вправе выражать свое мнение в семье при решении любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства», – напомнил ВС ст.

57 Семейного кодекса («О праве ребенка выражать свое мнение») в определении (дело № 18-КГ19-166).

Суд должен выяснить, проживание с кем из родителей (матерью или отцом) наиболее полно будет соответствовать интересам ребенка, подчеркнули судьи ВС. Но две инстанции этого не сделали.

Так, суд не стал принимать категорические возражения матери против проживания с ней ребенка из-за состояния здоровья и отсутствия заработка. Отец тоже оказался против того, чтобы забрать ребенка.

Другими словами, дочь оказалась никому не нужна, этого не учли суды.

Практика Маткапитал на любой дом: когда его сложно получить

Если в ходе дела будет установлено, что ни родители, ни лица, у которых находится ребенок, не могут его воспитывать, то суд должен передать его органам опеки , «чтобы были приняты меры для защиты прав и интересов ребенка и был выбран наиболее приемлемый способ устройства дальнейшей его судьбы». 

Такие разъяснения даны в п. 6. Пленума  ВС № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей». В деле Анискиных вопрос о судьбе ребенка суды разрешили не в его интересах, сделал вывод ВС.

Более того, проанализировав заключение опеки, суд отверг его, указав, что мужа нельзя вселить в старое жилье с новой семьей. Но обоснованно отвергая такой документ из-за его противоречивости, суд не устранил этих противоречий, подчеркнул ВС.

 

Место жительства ребенка: важное

  • – возраст ребенка;
  • – привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям, сестрам и другим членам семьи;
  • – нравственные и иные личные качества родителей;
  • – отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком;
  • – возможность создания для ребенка условий для воспитания и развития (с учетом рода деятельности и режима работы родителей, их материального и семейного положения, иметь в виду, что само по себе преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не является безусловным основанием для удовлетворения требований этого родителя);
  • – другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей.
  • Перечень не является исчерпывающим, а факты, подлежащие установлению, определяются в каждом случае отдельно.

* – Постановление Пленума ВС от 27.05.1998 № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей».

Вывод суда о том, что ребенок должен остаться с матерью, нельзя признать правомерным, решили в ВС и отправили дело на новое рассмотрение (в части) в первую инстанцию.

Адвокат по семейным спорам Елена Овчинникова указывает, что ситуации, подобные той, которая описана в деле, происходят редко, а желание ВС разобраться в споре можно только приветствовать. 

Согласно ст. 63 СК, родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей, а по ст. 65 родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей.

«Каждый из родителей в данной ситуации нарушил самый главный постулат в отношении своего ребенка, совершенно забыл про него и его интересы, а заботился только о себе и ссылался в данном случае на малозначимые причины», – считает Овчинникова.

Она отмечает, что контроль за подобными делами – непосредственная обязанность органа опеки и попечительства. К делу нужно привлекать уполномоченного по правам ребенка, которого  должно заинтересовать подобное попустительство по отношению к несовершеннолетнему.

По ее словам, если будет установлено, что ни один из родителей не имеет желания заботиться о своей дочери, будет запущен процесс изъятия ребенка из семьи с последующими негативными последствиями для родителей (ограничение в родительских правах или лишение родительских прав).

* – имена и фамилии участников спора изменены редакцией.

Вс указал на нюансы определения места жительства ребенка, когда один из родителей живет за рубежом

Верховный Суд изготовил мотивированное решение (есть у «АГ») по делу № 5-КГ21-107-К2, в котором обратил внимание судов на необходимость тщательно изучать обстоятельств дела при рассмотрении спора об определении места жительства ребенка.

21 сентября 2013 г. К. и Ю. поженились и до 2015 г. проживали с сыном в Москве. После 2015 г. Ю. стал регулярно выезжать во Францию, куда был намерен переехать. К. вместе с сыном приезжала к Ю., а летом 2018 г. супруги решили оставить сына у него.

В январе 2019 г. женщина попыталась забрать ребенка, однако Ю. его не отдал. В апреле того же года супруги развелись. После этого К. подала в Гагаринский районный суд г. Москвы иск об определении места жительства ребенка и о взыскании алиментов на его содержание в размере 150 тыс. руб. Она указала, что Ю. фактически удерживает их сына за пределами России.

В свою очередь Ю. подал встречный иск об определении места жительства ребенка и о взыскании алиментов. Он указывал, что с 2015 г. периодически, а с 2 августа 2018 г. постоянно сын проживает с ним на территории Франции, имеет вид на жительство до февраля 2022 г.

Также он обратил внимание, что они материально обеспечены, занимают благоустроенную квартиру, собственником которой он является, мальчик обучается в одной из лучших частных школ, изучает несколько иностранных языков, занимается спортом. Подчеркивалось, что у ребенка сложились теплые доверительные отношения с отцом. Возможность общения с матерью Ю.

не ограничивает, они встречаются во время ее приездов во Францию, общаются по телефону и интернету.

Тем не менее Гагаринский районный суд посчитал, что не представлено достаточных и убедительных доказательств, свидетельствующих о необходимости разлучения ребенка с матерью, а выбор места его проживания во Франции был волеизъявлением отца без учета мнения матери. Суд частично удовлетворил требование К.

: определил место жительства ребенка с ней и взыскал на его содержание около 15 тыс. руб., что составляет размер прожиточного минимума на детей в Москве. Он обязал Ю. выплатить алименты за период с 28 июня 2019 г. и до даты вступления решения в законную силу.

Апелляция и кассация оставили решение первой инстанции в силе.

Ю. подал кассационную жалобу в Верховный Суд. Рассмотрев дело, ВС отметил, что в силу п. 1 ст.

3 Конвенции о правах ребенка во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.

Верховный Суд заметил, что, удовлетворяя исковые требования К., суды сослались на Декларацию прав ребенка 1959 г., указав на то, что малолетний ребенок не должен, кроме тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью, а ответчик не представил доказательств наличия таких обстоятельств.

Между тем признание приоритетного права матери воспитывать малолетнего ребенка само по себе не может исключать право отца на его воспитание и возможность определения места жительства такого ребенка с отцом. ВС указал, что нормы международного права исходят из равенства прав и обязанностей родителей по отношению к детям.

Равное положение родителей закреплено в п. 1 ст. 61 СК.

Принимая решение об определении места жительства ребенка с матерью, суды не дали надлежащей оценки доказательствам Ю., посчитал ВС. Отец последовательно указывал, что проживание сына с ним будет наиболее полно соответствовать интересам ребенка, поскольку мальчик в большей степени привязан к отцу, нежели к матери.

Переезд во Францию был совместным решением, связанным с переменой работы. Отец отмечал, что мальчик полностью адаптирован, его состояние здоровья улучшилось, иммунитет окреп, тогда как в Москве ребенок часто болел; что он привязан к учителям и друзьям, учит русский, английский и французский, посещает спортивные секции. При этом график Ю.

позволяет ему заниматься воспитанием сына.

В то же время, указал ВС, в квартире матери ребенок никогда не проживал, а сама квартира – съемная. Органы опеки не беседовали ни с ребенком, ни с его отцом, ни с другими членами семьи. Представитель ответчика заявлял ходатайство о привлечении органа опеки для проведения обследования условий жизни Ю. во Франции, однако суд немотивированно отказал в этом.

Верховный Суд заметил, что апелляция сослалась на фактическое принудительное удержание ребенка за пределами России, указав, что местом его постоянного проживания является Россия. Между тем, как утверждает Ю., стороны выехали во Францию по взаимному согласию. Вопрос о причинах и условиях выезда семьи за пределы России, характере проживания ребенка во Франции судами не устанавливался.

«В целях проверки доводов о том, какое государство являлось местом фактического проживания ребенка, в каждом конкретном случае судам необходимо исследовать такие обстоятельства, как длительность, периодичность, условия пребывания ребенка на территории данного государства, место и условия посещения им дошкольного учреждения или школы, семейные и социальные связи ребенка в этом государстве, гражданство ребенка и его языковые знания, причины, по которым родители проживали в данном государстве, их намерение на дальнейшее проживание в этом государстве (в частности, заключение трудового договора, приобретение жилого помещения, получение гражданства страны проживания), и др.», – отметил ВС.

Суд сослался на ст. 12 Конвенции о правах ребенка, согласно которой ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, должно быть обеспечено право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим его, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка.

С этой целью ребенку, в частности, предоставляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, затрагивающего ребенка, либо непосредственно, либо через представителя или соответствующий орган в порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства.

Читайте также:  Почта России будет доставлять пенсию и принимать платежи на дому

Верховный Суд указал, что, руководствуясь ст. 12 Конвенции о правах ребенка, ст.

57 Семейного кодекса, суду надлежит поставить на обсуждение вопрос о возможности выяснения мнения ребенка с учетом его возраста и степени зрелости в ходе судебного разбирательства либо непосредственно, либо через представителя или соответствующий орган в порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства, и разрешить спор с учетом установленных обстоятельств и требований закона. ВС отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

В комментарии «АГ» представитель Ю.

, адвокат АБ «Бельянский и партнеры» Владислав Идамжапов указал, что Верховный Суд не только сослался на часть уже ранее выработанных правовых позиций, но и фактически сформулировал новую, на что и обратил внимание нижестоящих судов.

«Верховный Суд, как в этом деле, так и в других, неоднократно указывал, что нельзя определять место жительства ребенка, руководствуясь только Декларацией прав ребенка 1959 г.

, в соответствии с которой ребенок может быть разлучаем с матерью в исключительных случаях (в противном случае у отцов практически нет шансов на то, чтобы дети оставались с ними). Верховный Суд напомнил, что российское законодательство и нормы международного права исходят из полного равенства прав родителей по отношению к ребенку», – отметил адвокат.

Однако более важный и интересный аспект в этом деле заключается в том, что Верховный Суд согласился, что нижестоящие суды были обязаны привлечь к участию в деле компетентный орган для проведения обследования условий жизни ребенка, проживающего в другом государстве, отметил Владислав Идамжапов. Он добавил, что, по мнению ВС, это прямая обязанность суда, несмотря на то, что организационно это достаточно сложно осуществить.

«Также Верховный Суд согласился с нашими доводами о том, что суды фактически не установили место обычного проживания ребенка.

Учитывая, что французский суд уже принял итоговое решение по делу и оставил ребенка с отцом, это обстоятельство имеет крайне важное значение, поскольку влечет прекращение производства по делу.

Однако суды, к сожалению, устранились от выяснения вопроса о месте обычного проживания ребенка», – указал адвокат. Он отметил, что Верховный Суд также обратил внимание, что ни одному доказательству (а их порядка двух томов), представленному в интересах отца, суды не дали никакой оценки.

В заключение Владислав Идамжапов указал, что ВС проявил объективность, беспристрастность и мудрость при разрешении этого спора, поскольку исходил прежде всего из интересов ребенка.

Адвокат АП Самарской области Галина Романова согласилась с позицией ВС, посчитав, что нижестоящие судебные инстанции разрешили спор, полностью не исследовав юридически значимые обстоятельства.

Органы опеки и попечительства, заметила она, готовят свои заключения, не используя всех необходимых форм получения сведений, в том числе: беседу с ребенком, его родителями и другими членами семьи; опрос лиц, располагающих данными о взаимоотношениях родителей с ребенком, их поведении в быту; наблюдение, изучение документов, учебных и творческих работ ребенка и др.

Эти формы получения сведений предусмотрены п. 7 Приказа Министерства просвещения РФ от 10 января 2019 г. № 4 «О реализации отдельных вопросов осуществления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан».

«Ходатайство ответчика о привлечении к участию в деле компетентного органа опеки для проведения обследований условий жизни во Франции совершенно точно следовало удовлетворить – тем самым не только обеспечилось бы равновесие участников процесса, но и были бы установлены как раз-таки юридически значимые обстоятельства. Возможно, отказ был связан с отсутствием опыта взаимодействия с органами опеки другого государства или какими-либо другими техническими тонкостями, однако ходатайство следовало все же мотивировать», – указала адвокат.

Руководитель семейной практики КА г. Москвы № 5 Татьяна Сустина посчитала, что определение имеет важное значение для динамичного развития института равноправия мужчин и женщин в части воспитания детей.

«Верховный Суд своим решением продемонстрировал, что судебная практика в России должна развиваться свободно от гендерных догматов, а суды при рассмотрении дел должны учитывать фактические обстоятельства и не пренебрегать процессуальными требованиями», – резюмировала она.

Верховный суд разъяснил порядок проживания детей разведенных родителей

Очень важное решение приняла Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ. Она изучила спор о «разделе» ребенка, родители которого расстались, но каждый из них хочет общаться с малышом так, как он считает нужным, и столько, сколько сочтет необходимым.

Все знают банальную истину, большими буквами записанную в Семейном кодексе РФ, — права и обязанности по отношению к ребенку у папы и мамы одинаковы.

И поэтому они, в случае расставания, должны решать сами, с кем из них будет жить ребенок, а с кем встречаться, как часто это будет происходить и как долго должны длиться встречи. Как показывает отечественная судебная практика, далеко не всем родителям удается мирно и грамотно решить этот тяжелый вопрос.

Тогда единственный выход — идти в суд. По закону именно судья должен, если папа с мамой не договорятся, решать вопрос о графике общения родителей с ребенком.

Наша история началась в Краснодарском крае, где в районный суд фактически с одинаковыми исками обратились родители маленького мальчика. Они после рождения малыша разъехались.

Несмотря на то что ребенку чуть больше года, рассказала суду мать, отец препятствует ей в общении с ним.

Поэтому она просила суд определить место жительства ребенка с ней, назначить алименты и решить, когда и сколько мальчик будет общаться с отцом.

По представлению матери, порядок общения ребенка и отца должен выглядеть следующим образом.

Встречаться они могут по четным числам каждого месяца с утра до обеда, как дома у матери, так и в общественных местах — в парках, на детских аттракционах, в торговых центрах и в прочих подобных заведениях.

Но все должно происходить в присутствии матери, пока малышу не исполнится три года. Потом отец с сыном могут общаться вдвоем.

Отец во встречном иске попросил оставить ребенка жить с ним, но в случае отказа суд, по его мнению, должен определить график общения с сыном. По представлениям родителя, вот как должен выглядеть этот объемный список требований к общению.

Каждую неделю отец хочет общаться с сыном четыре дня с утра до девяти вечера с правом посещения сыном отцовского дома и без присутствия матери. Как только малышу исполнится два года, он будет оставлять его ночевать у себя дважды в неделю. Если мать заболеет или куда-то поедет, то ребенок должен передаваться отцу. Но и это еще не все требования.

Общение с ребенком в праздники, по мнению отца, надо поделить между родителями поровну «с ежегодной ротацией». Каждый нечетный день рождения мальчик должен встречать с отцом. Дни рождения родственников малыш проводит по месту жительства того родителя, чьи родственники — именинники. Да и ежегодный отпуск летом с сыном отец должен проводить обязательно, а месяц выбирать по своему желанию.

Суд спросил мнение органов опеки, и те поддержали требования матери. Тимашевский районный суд принял весьма оригинальное решение. Он иски удовлетворил частично. Жить ребенок, которому на момент суда не было еще и двух лет, будет с матерью. А вот общаться с родителем будет по графику, придуманному отцом.

Причем суд в своем решение предупредил мать, что если она не будет выполнять требования отца, то к ней «примут меры, предусмотренные законодательством об административных правонарушениях и исполнительном производстве». А если не будет выполнять решение суда «злостно», то ребенка передадут другому родителю.

Весной прошлого года Краснодарский краевой суд полностью поддержал это решение.

Мать малыша дошла до Верховного суда РФ, который категорически не согласился с правилами деления ребенка, которые приняли его коллеги. По их логике, малолетний ребенок фактически должен был жить на два дома. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда решила, что это неправильный вердикт.

Вот что увидел в этом споре Верховный суд. Обследование жилища матери показало, что у нее есть все условия для нормальной жизни ребенка. Администрация района дала заключение, что ребенка целесообразно передать матери. Уполномоченный по правам ребенка не увидел никаких «исключительных обстоятельств», чтобы разлучить мать и сына.

Районный суд в своем решение записал, что отцовский график общения отвечает интересам как обоих родителей, так и ребенка. А вот Верховный суд в этом усомнился.

И напомнил коллегам Конвенцию о правах ребенка. В ней сказано, что во всех действиях по отношению детей, первоочередное внимание уделяется «наилучшему обеспечению прав ребенка».

И не важно, идет речь о государственных или частных организациях.

То же самое говорится и в Семейном кодексе. В нем перечислено, что надо учитывать, решая, где и с кем останется ребенок. Подробные разъяснения по этому поводу дал и пленум Верховного суда (N 10 от 27мая 1998 года).

Пленум проанализировал именно споры по «разделу» разведенными родителями своих детей. Пленум подчеркнул: по требованиям родителей об определении места жительства ребенка юридически значимым и подлежащим доказыванию обстоятельством является выяснение вопроса о том, проживание с кем из родителей (отцом или матерью) наиболее полно будет соответствовать интересам ребенка.

Верховный суд заметил, что по требованию Гражданского процессуального кодекса выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными. А в нашем деле они именно такими и были.

Мать мальчика попросила суд назначить встречи отца с ребенком в ее присутствии, пока ему не исполнится три года. Мотивов, почему это предложение суд не устроило, нет. Зато отец просил много, и всем этим требованиям суд отдал предпочтение.

Почему этот график лучше — суд промолчал.

Верховный суд назвал юридически значимыми обстоятельствами режим дня маленького ребенка, удаленность места жительства отца от дома матери, режим работы отца и, соответственно, его возможность проводить с ребенком столько времени, сколько он потребовал, список близких родственников, на днях рождения которых малыш должен присутствовать. И Верховный суд подчеркнул — ни одно из этих обстоятельств местные суды не установили. А мнение опеки без объяснений проигнорировали. Апелляция с таким решением согласилась. Вот вывод Верховного суда: график отца — малыш должен жить четыре дня в неделю у него. Причем дни — по выбору отца.

Встречи с папой по 12 часов в сутки, прогулки в полтора-два года с отцом, но без матери, и так далее — все это недопустимый формат опеки.

Потому что ведет к формированию у ребенка двойственного восприятия реальности, навыков манипулирования и лишает малыша чувства настоящего дома.

Мальчик, как подчеркнул высокий суд, вынужден жить на два дома, приспосабливаться к двум разным бытовым укладам, что создает для него нервозную обстановку.

Опека дала заключение, что вариант матери не противоречит интересам ребенка, а вариант отца является недопустимым форматом. Почему местные суды оставили это заключение без внимания и правовой оценки?

Суд решил, что спор надо пересматривать и обязательно при этом учесть его разъяснения.

Источник

Adblock
detector