Судебная практика

Суррогатное материнство понятие и правовое регулирование

Суррогатное материнство понятие и правовое регулирование

Повышение рождаемости – приоритетная задача государственного значения. Именно поэтому была разработана Концепция демографической политики, действующая до 2025 года. Она, помимо прочего, подразумевает помощь и всяческое содействие парам, которые нуждаются в применении репродуктивных вспомогательных технологий. Поскольку суррогатное материнство – одна из таких технологий, то она также поддерживается на государственном уровне. Однако на практике выявляется множество проблем и «белых пятен» в законодательстве, что представляет серьезные трудности как для суррогатных матерей, так и для тех, кто намерен воспользоваться их услугами для того, чтобы достичь заветной цели – стать родителями.

Программа суррогатного материнства подразумевает участие троих – биологических родителей будущего малыша и исполнительницы – суррогатной матери, которую по рекомендации ВОЗ правильнее называть «гестационным курьером». Половые клетки супругов используются для проведения экстракорпорального оплодотворения, после чего полученные эмбрионы в определенном количестве пересаживают в полость матки гестационного курьера.

Сурмаме предстоит выносить и родить малыша, которого в силу определенных медицинских и иных причин не может выносить и родить сама биологическая мать (женщина, которой принадлежит яйцеклетка, использованная для ЭКО).

К сожалению, в России не существует каких-либо специальных нормативных актов, которые четко бы регулировали отношения этих троих – генетического папы, мамы и гестационного курьера.

Закона о суррогатном материнстве в нашей стране не принят. Во всяком случае, пока.

Однако правовое регулирование все-таки возможно за счет того, что к сурматеринству применяются отдельные статьи и пункты существующих источников, таких как:

  • Семейный Кодекс РФ;
  • Приказ № 107-н Минздрава России «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий» (принят 30 августа 2012 года, отредактированная версия – 11 июня 2015 года);
  • ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан России»;
  • Конституция РФ.

На отдельных статьях и положениях этих документов и основывается регулирование программы. Однако предусмотреть все ситуации и риски, с которыми может быть связано участие в программе как для биородителей, так и для гестационного курьера, пока практически невозможно.

Тут многое зависит от того, каким образом и как будет составлен договор между «заказчиками», в роли которых выступают биологические родители (или одинокая женщина либо одинокий мужчина) и гестационным курьером, который дал добровольное информированное согласие на участие в программе.

Женщина, которая намеревается стать суррогатной матерью, на основании перечня исследований, предусмотренного приказом Минздрава № 107-н, проходит детальное и обширное медицинское обследование.

После получения заключения врачей, в том числе психиатра, нарколога, она должна предоставить клинике или репродуктивному агентству-посреднику свои паспортные данные, СНИЛС, копии свидетельств о рождении детей, а также письменное нотариально заверенное согласие супруга на участие жены в программе суррогатного материнства, если женщина на данный момент официально замужем. Только после этого ее включают в реестр сурмам.

Как только находится пара, которую устраивает кандидатура суррогатной мамы, подписывается самый важный документ – договор суррогатного материнства. Как правило, его среди шаблонных образцов не найти, в юридических реестрах его не существует.

Пара может сама составить такой договор или обратиться за помощью к юрисконсульту клиники, в которой проходит лечение, к юристам репродуктивного агентства, которое подыскало им кандидатку.

Договор о сурматеринстве – вопрос постоянных споров. Одни юристы считают его семейно-правовым, а другие – возмездным, схожим с договорами на оказание любых оплачиваемых услуг.

Важно понимать, что гестационный курьер берет на себя обязанности выносить, родить и передать ребенка биологическим родителям в течение определенного срока после родов (обычно это 1-3 дня с момента рождения малыша).

Однако сам ребенок – личность совершенно отдельная, он не может быть предметом договора, это противоречит конституционным правам малыша.

Биологические родители в рамках этого же договора обязуются оплатить оговоренную и указанную (с точностью до копейки) сумму в установленные сроки. Обычно подразумевается, что оплачивается аванс в размере 10% от гонорара, а после родов при передаче ребенка женщине выплачивают оставшиеся 90% суммы.

Помимо этого, договор должен содержать пункты, в которых прописаны ежемесячные выплаты гестационному курьеру (оклад) и возмещение расходов на медикаменты, питание, врачебные приемы, дополнительные исследования, анализы и другие важные для ведения беременности аспекты.

Чтобы не возникло проблем с регистрацией новорожденного в органах ЗАГС после его появления на свет, а также при непредвиденных сложностях в процессе беременности в договоре должны быть описаны следующие моменты:

  • сроки подписания письменного согласия роженицы на регистрацию ребенка в ЗАГС биологическими родителями;
  • принадлежность эмбриона определенному отцу и определенной матери;
  • отказ от притязаний на новорожденного со стороны гестационного курьера;
  • согласие обоих супругов на проведение ЭКО с применением суррогатного материнства;
  • принадлежность эмбриона одному из супругов в случае их развода во время беременности гестационного курьера;
  • последствия за нарушение суррогатной матерью рекомендованного врачебного режима, правил безопасности и здорового образа жизни во время вынашивания малыша;
  • последствия за отказ отдавать ребенка после родов;
  • последствия за нарушение биологическими родителями условий договора.

Юристы предупреждают, что даже самый подробный и детальный договор не может, увы, предусмотреть всех нюансов столь деликатного дела, и, по сути, не гарантирует, что сурмама отдаст ребенка.

Ее отказ отдать малыша после родов, если она к нему привязалась всем сердцем, порицается морально, а также рассматривается как злоупотребление правом, но в тюрьму за это не сажают.

До последнего времени суды считали более убедительным факт вынашивания и родов, чем биологическую природу ребенка.

https://www.youtube.com/watch?v=zTwL1grEjwQ\u0026pp=ygVr0KHRg9GA0YDQvtCz0LDRgtC90L7QtSDQvNCw0YLQtdGA0LjQvdGB0YLQstC-INC_0L7QvdGP0YLQuNC1INC4INC_0YDQsNCy0L7QstC-0LUg0YDQtdCz0YPQu9C40YDQvtCy0LDQvdC40LU%3D

В 2016 году в Государственную думу внесли предложение о том, чтобы изменить некоторые нормы Семейного Кодекса таким образом, чтобы приоритетным стало считаться торжество генов на фактом родов.

В 2018 году законодатели готовятся принять соответствующий законопроект, который значительно упростит регистрацию малыша, рожденного гестационным курьером, а также защитит права биологических родителей, если им придется доказывать свое право на ребенка в суде.

Также договор суррогатного материнства в том виде, в котором он сегодня существует (по сути, в произвольном) не гарантирует биологическим родителям, что они не станут жертвами мошенницы, которая возьмет предоплату и скроется с ней. Нередко можно встретить жалобы на шантажисток, которые, забеременев, начинают требовать от «заказчиков» увеличения гонорара, покупки авто или квартиры сверх договора, угрожая абортом.

Закон не запрещает любой женщине на сроке до 12 недель сделать медицинское прерывание беременности без объяснения причин, и договором этого права отнять нельзя.

Женщина, которая решила стать гестационным курьером, должна понимать, насколько важна ее порядочность, обязательность и аккуратность во всех вопросах для людей, которые ожидают от нее исполнения их самой заветной мечты.

Ее основные обязанности – соблюдать режим, посещать врача, принимать медикаменты, если они назначены, не курить, не принимать наркотики и алкоголь, все возникающие вопросы сурмама должна решать либо с биородителями, либо с куратором (такую услугу посредничества предоставляют репродуктивные агентства).

Самостоятельно принимать решения, касающиеся будущего ребенка, гестационный курьер не имеет ни морального, ни юридического права. Женщина не должна претендовать на ребенка – он не является для нее родным.

Права сурмамы нигде не прописаны, правовые акты о них ничего не говорят. По сложившейся практике женщина может рассчитывать на выплату авансовой части после заключения договора и оставшейся суммы гонорара сразу после родов. После подтверждения о переводе суммы она дает письменное согласие на регистрацию ребенка в ЗАГС.

Гестационный курьер вправе самостоятельно оценивать размер гонорара, а также устанавливать размер ежемесячных денежных выплат. Если запросы кандидатки будут выше, чем финансовые способности биородителей, они могут отказаться от сотрудничества, но этот вопрос важно решить до подписания договора. Средний размер гонорара в России в 2018 году – от 1 до 3 миллионов рублей.

Женщина может попросить вместо денежного вознаграждения за роды купить ей квартиру. Это обязательно должно учитываться при составлении договора. Сурмама по согласованию с биородителями может требовать, чтобы ей на время беременности сняли квартиру, обеспечили ее питанием и оплачивали стоимость всех лекарств, витаминов, а также ее расходов на одежду (беременным приходится менять гардероб).

В некоторых случаях сурмамы просят, а биородители им не отказывают, чтобы были оплачены путевки в санаторий или пребывание на курорте, поскольку это очень полезно для будущего ребенка. Такую возможность также стоит предусмотреть в договоре.

Биологическая мать (и отец тоже) имеют полное право на получение всей подробной информации медицинского характера, касающейся беременности и предстоящих родов. Они могут сами сопровождать сурмаму на прием к врачу, а могут уполномочить на это куратора. В этом случае понадобится письменное и заверенное у нотариуса согласие на получение информации третьим лицом (куратором).

Читайте также:  Правила получения больничного военнослужащим образец рапорта и перечень других документов

Генетически родные будущему ребенку родители вправе устанавливать разумный контроль за сурмамой, просить ее отчитываться о соблюдении диеты и приеме медицинских препаратов.

Этот контроль, впрочем, не должен быть тотальным – устанавливать видеокамеры в квартире, арендованной для гестационного курьера можно, но в ванной и туалете – явный перебор.

Все решения относительно вопросов и проблем, возникающих в процессе вынашивания плода, биологическая мама должна и может решать. В некоторых случаях биородители настаивают на том, чтобы сурмама проживала в их доме до родов, так им проще отслеживать ее состояние, самочувствие и соблюдение рекомендаций и запретов.

Биомама должна уважать человеческое достоинство гестационного курьера, обращаться с ней вежливо.

Стоимость услуг, если она уже оговорена и записана в договоре, не может быть уменьшена биородителями в одностороннем порядке.

Женщина, которой предстоит растить и воспитывать ребенка, имеет полное право настаивать на том, чтобы суррогатная мама соблюдала ее требования относительно личной гигиены, рациона питания и прогулок.

Судебные процессы по вопросам суррогатного материнства в нашей не так распространены, как в США или ряде других стран. Широкую известность получили несколько процессов, которые добавили и дополнили российскую судебную практику и которые рекомендованы Верховным Судом РФ в качестве правовой базы.

https://www.youtube.com/watch?v=zTwL1grEjwQ\u0026pp=YAHIAQE%3D

В 2009 году в Петербурге было вынесено решение по «делу Натальи Горской». Женщина, которая не могла иметь детей, воспользовалась услугами гестационного курьера, но зарегистрировать ребенка в ЗАГСе как собственного не смогла.

Суд встал на сторону биоматери, разрешив регистрацию младенца с указанием Горской в строчке «Мать» и прочерком в строке «Отец».

Это решение дало «зеленый свет» многим одиноким женщинам, которые получили возможность испытать радость материнства, несмотря на диагнозы, возраст и отсутствие постоянного полового партнера.

Годом позднее в Москве состоялся аналогичный процесс, но только истцом выступил одинокий мужчина, который также не мог зарегистрировать ребенка в ЗАГСе. Регистраторы отказывались ставить прочерк в графе «Мать».

Но им это пришлось сделать по решению суда.

Так и мужчины, у которых нет жены или спутницы жизни, получили право на ЭКО с применением донорских ооцитов и собственной спермы и на последующее признание их права быть отцами-одиночками.

Понятие «суррогатное материнство» еще предстоит доработать на законодательном уровне.

С учетом роста количества бесплодных пар такая необходимость назрела, ведь и гестационные курьеры, которые участвуют в программе, и люди, которые ожидают появления долгожданного потомства, должны быть максимально защищены законом.

Юристы подчеркивают, что поправить нужно не только Семейный Кодекс и ФЗ «О ЗАГС», но и Уголовный кодекс, в частности, статьи о мошенничестве и похищении человека, если ребенка не отдают биологическим родителям.

О правовых аспектах суррогатного материнства в России смотрите в следующем видео.

Правовые Аспекты • Росюрконсалтинг

«Росюрконсалтинг» (осн. в 2003г.) – первая и единственная юридическая компания в России, специализирующаяся исключительно на репродуктивном праве. Самая сложная и до конца не разработанная область репродуктивного права – суррогатное материнство. Этому вопросу и посвящен данный материал.

Приход в этот мир нового человека – всегда праздник. Не всем выпадает счастье познать эту радость. Невиданные ранее успехи медицины в области репродуктивных технологий подарили надежду тем людям, которые уже отчаялись иметь детей.

Но, как это часто бывает, развитие науки несколько опережает морально-правовую адаптацию общества к новым ее достижениям. Нормы права далеко не совершенны и всегда следуют за развитием общества.

Это в высшей степени справедливо по отношению к ныне действующим в мире законам, определяющим порядок применения репродуктивных технологий.

Правовое обеспечение суррогатного материнства, а также прочих программ, основанных на репродуктивных технологиях сегодняшнего дня – один из самых сложных вопросов в современной юридической практике. В бытовом понимании этого словосочетания, «суррогатное материнство» зачастую означает вынашивание какой-либо женщиной ребенка «на заказ». С точки зрения закона, да и здравого смысла, это совершенно не так.

Прежде всего, заметим, что действующее российское законодательство является одним из самых либеральных в мире в том, что касается применения вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) и, в частности, суррогатного материнства. Каждый человек, желающий стать родителем, может реализовать свою мечту в России.

В законе «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»[1] впервые в российской юридической практике появился особый раздел[2], посвящённый суррогатному материнству.

Многие говорят, что новый закон якобы «легализовал» суррогатное материнство в нашей стране. Это не так.

Понятие суррогатного материнства впервые появилось в российском законодательстве ещё в 1995 году с принятием ныне действующего Семейного кодекса РФ[3] и Закона об актах гражданского состояния[4] (1997 год), устанавливающих внесудебный порядок установления происхождения и регистрации детей, родившихся в результате применения методов ВРТ, включая и суррогатное материнство.

Впервые в отечественной практике в законе было дано определение суррогатного (замещающего, гестационного) вынашивания. Пункт 9 ст.

55 нового закона определяет суррогатное материнство как «вынашивание и рождение ребенка по договору, заключаемому между суррогатной матерью (женщиной, вынашивающей плод после переноса донорского эмбриона) и потенциальными  родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, либо одинокой женщиной, для которых вынашивание и рождение ребенка невозможно по медицинским показаниям».

Новый закон ввёл норму прямого действия, однозначно устанавливающую, что наличие брака не является обязательным условием для участия в программе суррогатного материнства. Чтобы избежать двусмысленности, законодатели ещё раз подтвердили то, что, в принципе, и так следовало из уже существующих правовых норм, в частности, из ст. 35 прежних Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан.

Теперь пары, не состоящие в официально зарегистрированном браке, браке, а также одинокие пациентки клиник репродукции могут не бояться, что им откажут в реализации программы суррогатного материнства, а при регистрации их новорожденных возникнут проблемы, как это часто бывало до этого.

Закон никак не упоминает такую категорию потенциальных родителей, как одинокие мужчины. Однако, из этого совершенно не вытекает, что одинокий мужчина не может стать отцом по программе суррогатного материнства.

Да, закон прямо не регулирует применение ВРТ в преодолении бесплодия (бездетности) у одиноких мужчин. Но в праве существует понятие аналогии, в отсутствие норм гражданского права для регулирования семейных отношений применяются нормы, регулирующие сходные отношения (аналогия закона). Об этом прямо говорится в ст. 5 Семейного Кодекса РФ[1].

Если можно иметь детей одиноким женщинам, то можно и одиноким мужчинам. Если можно иметь детей супругам, то можно и лицам, не состоящим в браке.

Отказ мужчинам в реализации их законного права на отцовство был бы явной дискриминацией по гендерному признаку, нарушением сразу нескольких статей Конституции РФ, в частности, ст.

7 (о том, что в России обеспечивается государственная поддержка как материнства, так и отцовства), ч. 2 ст. 19 (равенство прав и свобод независимо от природных свойств – пола, расы, национальности), ч. 3 ст. 19 (о равноправии мужчин и женщин) и ст.

55 (о недопустимости законов, умаляющих права человека).

Однако, некоторые клиники репродукции и по сей день предпочитают отказывать в реализации программ суррогатного материнства одиноким мужчинам. Следует отметить, что отказ одинокому мужчине в реализации его естественного, неотъемлемого права на продолжение рода незаконен и не только может, но и должен быть оспорен в суде.

Когда же суррогатную программу удаётся реализовать в законопослушной клинике, новоявленные отцы сталкиваются с отказами органов ЗАГС в регистрации  своих «суррогатных» детей и вынуждены обращаться в суд. Следует отметить, что российские суды встают на сторону одиноких отцов и их новорождённых малышей.

Кстати, именно наша компания открыла дорогу к родительству через суррогатное материнство парам, не состоящим в браке, одиноким мужчинам и одиноким женщинам. Вот наиболее значимые прецедентные судебные решения, принятые российскими судами по искам наших клиентов:

Первое судебное решение, подтвердившее право одиноких женщин на продолжение рода через программу суррогатного материнства.

Интересы истицы, Натальи Горской, в суде представляли юристы компании “Росюрконсалтинг”. До этого считалось, что прибегнуть к помощи суррогатных матерей в России могут только супруги.

«Росюрконсалтинг» доказал, что это не так, и что одинокие люди тоже имеют право на то, чтобы стать родителями.

Помимо этого, показаниями к суррогатному материнству являются все заболевания (состояния), включенные в Перечень противопоказаний к процедуре ЭКО. Прямым показанием к суррогатному материнству являются неудачные повторные попытки ЭКО (не менее трёх) при неоднократном получении эмбрионов хорошего качества, перенос которых не приводил к наступлению беременности.

Далеко не все женщины могут стать суррогатными матерями. Пункт 10 ст.

55 Основ устанавливает, что суррогатной матерью может быть женщина в возрасте от двадцати до тридцати пяти лет, имеющая не менее одного здорового собственного ребенка, получившая медицинское заключение об удовлетворительном состоянии здоровья, давшая письменное информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство.

В законе появилась новая норма, устанавливающая, что женщина, состоящая в браке, может быть суррогатной матерью только с письменного согласия супруга.

Читайте также:  Сколько стоит приватизация квартиры

Закон впервые в российской практике установил, что суррогатная мать не может быть одновременно донором яйцеклетки. Таким образом, в России возможны лишь программы гестационного суррогатного материнства, когда суррогатная мать не имеет генетического родства с тем ребёнком, которого она вынашивает.

Программы известного с библейских времён «традиционного» суррогатного материнства, когда используется яйцеклетка самой суррогатной матери, весьма распространённые в США и Великобритании в России вне закона. «Традиционное» суррогатное материнство действительно является своего рода «минным полем», как в правовом, так и в морально-этическом смысле.

Вместе с тем, никакая ответственность за нарушение этого запрета не установлена.

Впервые в отечественной практике в законе закреплено требование обязательного заключения договора между родителями-заказчиками суррогатной программы и суррогатной матерью.

Правда, договор этот по-прежнему не может обязать суррогатную мать передать выношенного ей ребёнка его родителям и лишь регулирует алгоритм осуществления программы суррогатного материнства, права и обязанности сторон, равно как и их финансовую ответственность при наступлении тех или иных обстоятельств.

Главный подвох, который может подстерегать родителей-заказчиков программы суррогатного материнства, это то, что суррогатная мать после рождения ребенка может передумать и не дать согласия биологическим родителям на запись их в качестве родителей ребенка.

Законом не установлена обязанность суррогатной матери передать ребёнка по его рождении родителям-заказчикам суррогатной программы, равно как и обязанность родителей-заказчиков принять этого ребёнка.

Родители по-прежнему являются заложниками вынашивающей их ребёнка суррогатной матери, которая может прервать беременность по своему усмотрению и вольна сколь угодно шантажировать родителей, угрожая сделать аборт. В результате страдают интересы всех сторон, участвующих в программе и, прежде всего, интересы ребёнка, который должен появиться на свет.

Эта возможность для суррогатной матери закреплена в действующем Семейном кодексе (п. 4 ст. 51):

  • «Лица, состоящие в браке и давшие свое согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, в случае рождения у них ребенка в результате применения этих методов записываются его родителями в книге записей рождений.
  • Лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери).»

Закон «Об актах гражданского состояния» от 15.11.97 N 143-ФЗ также гласит:

Статья 16. Заявление о рождении ребенка

  1. При государственной регистрации рождения ребенка по заявлению супругов, давших согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, одновременно с документом, подтверждающим факт рождения ребенка, должен быть представлен документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий факт получения согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери), на запись указанных супругов родителями ребенка.

Таким образом, суррогатная мать может оставить генетически чужого ей ребенка себе, официально считаясь его матерью со всеми вытекающими отсюда гражданско-правовыми последствиями.

Суррогатная мать может пойти на это в силу материнских чувств, возникших к вынашиваемому ребенку, а также с целью шантажа биологических родителей.

Это один из самых плохих вариантов развития событий для родителей, но не спешите отчаиваться.

Даже после совершения записи в книге записей рождений, она может быть оспорена в судебном порядке по требованию лица, фактически являющегося отцом или матерью ребенка. Вот что говорит по этому поводу Семейный кодекс:

Статья 52. Оспаривание отцовства (материнства)

  1. Запись родителей в книге записей рождений, произведенная в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 51 настоящего Кодекса, может быть оспорена только в судебном порядке по требованию лица, записанного в качестве отца или матери ребенка, либо лица, фактически являющегося отцом или матерью ребенка, а также самого ребенка по достижении им совершеннолетия, опекуна (попечителя) ребенка, опекуна родителя, признанного судом недееспособным.
  2. Требование лица, записанного отцом ребенка на основании пункта 2 статьи 51 настоящего Кодекса, об оспаривании отцовства не может быть удовлетворено, если в момент записи этому лицу было известно, что оно фактически не является отцом ребенка.
  3. Супруг, давший в порядке, установленном законом, согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, не вправе при оспаривании отцовства ссылаться на эти обстоятельства.
  4. Супруги, давшие согласие на имплантацию эмбриона другой женщине, а также суррогатная мать (часть вторая пункта 4 статьи 51 настоящего Кодекса) не вправе при оспаривании материнства и отцовства после совершения записи родителей в книге записей рождений ссылаться на эти обстоятельства.»

Может ли грамотно составленный договор между родителями-заказчиками и суррогатной матерью предотвратить такое развитие событий? Договор, признаваемый действующим законодательством, может быть заключен только для приобретения/передачи гражданских прав и обязанностей.

Передача ребенка от суррогатной матери его биологическим родителям предметом договора являться не может, так как ребенок не может являться предметом сделки.

Договор может и должен предусматривать только выплату определенной компенсации с целью создания наиболее благоприятных для суррогатной матери условия для вынашивания ребенка и последующей реабилитации.

Грамотно составленный договор обязательно должен содержать положение о том, что в случае решения суррогатной матери оставить ребенка себе, она не только теряет право на выплату вышеуказанной компенсации, но и обязуется компенсировать биологическим родителям все их затраты по данному договору.

Таким образом, отношения между родителями-заказчиками программы суррогатного материнства и суррогатной матерью могут и должны быть переведены в гражданско-правовые рамки, что позволяет до известной степени гарантировать, что сурмама, понимая бесперспективность своей позиции с правовой точки зрения, все-таки передаст ребенка его биологическим родителям.

В случае, если этого не происходит, отчаиваться не стоит. Нужно обращаться в суд, заручившись поддержкой квалифицированных юристов.

В полном смысле этого слова судобоносный апрельский (2017) Пленум Верховного Суда РФ установил, что право суррогатной матери на вынашиваемого ей ребенка не является «безусловным» и в случае возникновения конфликтной ситуации, когда суррогатная мать не дает установленного законом «согласия» на запись родителей в книгу рождений, может быть оспорено в судебном порядке.

В постановлени Пленума говорится, что в целях правильного рассмотрения дела суду, в частности, следует проверить, заключался ли между истцами (потенциальными родителями) и ответчиком договор о суррогатном материнстве, каковы условия этого договора, являются ли истцы генетическими родителями ребенка, по каким причинам суррогатная мать не дала согласия на запись истцов в качестве родителей ребенка, и с учетом установленных по делу обстоятельств, а также положений статьи 3 Конвенции о правах ребенка разрешить спор в интересах ребенка.

Таким образом, похищенного суррогатной матерью ребенка можно вернуть через суд, при этом одним из важнейших обстоятельств, которое суды теперь будут должны принимать во внимание при определении судьбы «суррогатного» малыша являются его интересы, то есть с кем крохе будет лучше – с родными по крови людьми или с чужой ему женщиной.

Правоприменительная практика в пользу родителей и их “суррогатных” детей, похищенных вымогательницами и шантажистками, в России уже начала складываться.

Прецедентным стало принятое в ноябре 2015 года решение Мосгорсуда по делу Миримская против Безпятой, бежавшей с выношенной ей девочкой на Кипр, а также совсем недавнее, состоявшееся в феврале 2017г.

решение Петербургского городского суда по делу супругов Фроловых, детей которых похитила выносившая двойняшек суррогатная мать.

  1. С помощью компетентных юристов подготовить и заключить юридически грамотный договор с суррогатной или репродуктивной матерью предусматривающий все нюансы, которые могут возникнуть в ходе реализации программы суррогатного материнства.
  2. Получить от суррогатной матери и от её супруга (в случае, если суррогатная мать состоит в браке) письменное согласие на участие в данной программе.
  3. Провести юридическую экспертизу договора с клиникой репродукции, где будет осуществляться медицинская составляющая программы суррогатного материнства.
  4. Любые переговоры с суррогатной матерью лучше доверить компетентным юристам или, по крайней мере, общаться с ней в их присутствии.
  5. Cразу после рождения ребенка получить подпись суррогатной матери на её согласии на запись родителей-заказчиков родителями выношенного ей ребенка и заверить данный документ у руководства медицинской организации, где происходили роды до выписки.
  6. C самого начала работать с юридической фирмой, специализирующейся на репродуктивном праве и имеющей опыт представления родителей-заказчиков в суде в случае возникновения каких-либо конфликтных ситуаций.

Правовое регулирование суррогатного материнства

Афанасьева И.В., кандидат педагогических наук, доцент кафедры права юридического факультета Московского государственного областного педагогического института.

Читайте также:  Нюансы страхования на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством

https://www.youtube.com/watch?v=RB1OwN7Pjhs\u0026pp=ygVr0KHRg9GA0YDQvtCz0LDRgtC90L7QtSDQvNCw0YLQtdGA0LjQvdGB0YLQstC-INC_0L7QvdGP0YLQuNC1INC4INC_0YDQsNCy0L7QstC-0LUg0YDQtdCz0YPQu9C40YDQvtCy0LDQvdC40LU%3D

Нежелание молодых супругов иметь детей по материальным и иным соображениям, невозможность супругов по медицинским показаниям зачать ребенка традиционным способом обостряет необходимость решения проблемы повышения рождаемости не только в нашей стране, но и за рубежом.

Сказанное вынуждает Россию и другие зарубежные страны идти по пути законодательного закрепления нетрадиционных методов деторождения. Так, в соответствии со ст.

35 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан каждая совершеннолетняя женщина детородного возраста имеет право на искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона, которые осуществляются в учреждениях, получивших лицензию на медицинскую деятельность, при наличии письменного согласия супругов (одинокой женщины).

Женщина, пожелавшая воспользоваться такими методами, имеет право на информацию о процедуре искусственного оплодотворения и имплантации эмбриона, о медицинских и правовых аспектах ее последствий, о данных медико-генетического обследования, внешних данных и национальности донора, предоставляемую врачом, осуществляющим медицинское вмешательство. Сведения о проведенных искусственном оплодотворении и имплантации эмбриона, а также о личности донора составляют врачебную тайну. Незаконное проведение искусственного оплодотворения и имплантации эмбриона влечет за собой уголовную ответственность, установленную законодательством Российской Федерации.

Согласие супругов на искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона по своей природе является не гражданско-правовой сделкой, а юридическим поступком семейно-правового характера. Правоотношения между донором и супругами при искусственном оплодотворении и имплантации эмбриона следует квалифицировать в качестве гражданско-правового обязательства .

Данилин В.И., Реутов Е.Ю. Юридические факты в советском семейном праве. Свердловск, 1989. С. 109.

На первый взгляд может показаться, что проблема на законодательном уровне полностью решена. Если это так, то почему так остро стоит проблема суррогатного материнства?

Правовые аспекты суррогатного материнства определены п. 4 ст. 51, п. 3 ст. 52 Семейного кодекса РФ, п. 5 ст. 16 Федерального закона от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния», Приказом Минздрава РФ от 26 февраля 2003 г.

N 67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия». В соответствии с ними к суррогатным матерям предъявляются следующие требования: возраст от 20 до 35 лет; наличие собственного здорового ребенка; психическое и соматическое здоровье.

Там же установлены показания к суррогатному материнству: отсутствие матки (врожденное или приобретенное); деформация полости или шейки матки при врожденных пороках развития или в результате заболеваний; синехии полости матки, не поддающиеся терапии; соматические заболевания, при которых вынашивание плода противопоказано; неудачные повторные попытки ЭКО при неоднократном получении эмбрионов высокого качества, перенос которых не приводил к наступлению беременности.

Супружеская пара и суррогатная мать дают письменное информированное согласие на участие в программе «Суррогатное материнство». Суррогатными матерями могут быть женщины, добровольно согласившиеся на участие в данной программе.

Программа «Суррогатное материнство» проводится по следующему алгоритму:

  • выбор суррогатной матери;
  • синхронизация менструальных циклов;
  • процедура экстракорпорального оплодотворения с переносом эмбрионов в полость матки суррогатной матери.

Так в чем же, собственно, состоит проблема? Проблема в том, что супружеская пара записывается родителями рожденного ребенка только с согласия суррогатной матери. При этом на практике часто возникает ситуация непередачи суррогатной матерью ребенка супругам.

Иными словами, суррогатная мать попросту не отдает ребенка супругам, ждущим его с нетерпением, поскольку юридически отношения между донором и супругами никак не регулируются. В лучшем случае для таких супругов суррогатную мать можно обязать выплачивать сумму расходов, понесенных ими во время ее беременности.

Считаем, что подобные отношения должны опосредоваться договором, регулируемым нормами семейного законодательства, где будут защищены обе стороны отношений.

Зарубежный опыт регулирования данных отношений подтверждает такую необходимость. Так, в большинстве зарубежных стран отношения между лицами, заинтересованными в осуществлении суррогатного материнства, оформляются соответствующим договором.

В нем, как правило, суррогатная мать в обмен на материальную компенсацию соглашается осуществить оплодотворение своей яйцеклетки в своем теле, выносить ребенка и передать его супругам . В отдельных странах суррогатное материнство допускается только при определенных условиях.

Например, в Израиле допускается суррогатное материнство только в тех случаях, когда суррогатная мать не имеет генетического родства с ребенком, не связана родством ни с одним из названных (генетических) родителей и принадлежит к той же религии, что и названная мать.

Соглашение должно получить одобрение комитета, состоящего из социальных работников, врачей и религиозных деятелей. Хотя некоторая денежная компенсация допускается, юридические соглашения должны быть альтруистическими и некоммерческими. Все участники договора должны быть гражданами Израиля.

США, Швеция, Нидерланды, Чехия, Польша и др. Драгонец Я., Холляндер П. Советская медицина и право. М.: Юридическая литература, 1991. С. 165 — 188.

В некоторых странах суррогатное материнство не приветствуется, так как «противоречит законодательству об усыновлении и нарушает положение о неотчуждаемости человеческого тела» (Франция, Германия, Дания), но и не запрещается .

Мастыкина И. Суррогатная мать // Совершенно секретно. 1998. N 7. С. 10 — 11.

В соответствии с вышесказанным предлагаем внести следующие дополнения в Закон РФ «Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан» и Семейный кодекс:

  1. Суррогатное материнство предполагает вынашивание и рождение ребенка, включая случаи преждевременных родов, по договору между суррогатной матерью и потенциальными родителями с выплатой вознаграждения либо без такового.
  2. До заключения договора женщина, желающая стать суррогатной матерью, обязана предоставить лицам, решившим применить метод суррогатного материнства, полную информацию о своем физическом, психическом и репродуктивном здоровье, а также результаты медико-генетического обследования. Материальные расходы, связанные с прохождением суррогатной матерью медицинского обследования, в том числе медико-генетического, несут лица, заключающие с ней договор.
  3. Договором суррогатного материнства является соглашение между лицами, желающими иметь ребенка, и женщиной, давшей свое согласие на применение метода имплантации эмбриона.

Договор суррогатного материнства должен содержать:

  1. данные лиц, желающих иметь ребенка, и женщины, изъявившей желание стать суррогатной матерью;
  2. порядок и условия оплаты материальных расходов на содержание суррогатной матери;
  3. права, обязанности и ответственность сторон;
  4. условия и меры в отношении суррогатной матери в случае отказа от передачи рожденного ею ребенка лицам, заключившим с ней договор, а также к этим лицам в случае их отказа от принятия ребенка;
  5. иные условия, определяемые по соглашению сторон.

Договор суррогатного материнства заключается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению, расторжение договора о суррогатном материнстве возможно в случае намеренного нарушения суррогатной матерью режима вынашивания беременности.

  1. Суррогатная мать обязана:
  2. встать на медицинский учет на раннем сроке беременности (до двенадцати недель);
  3. регулярно наблюдаться у врача и строго выполнять его рекомендации;
  4. постоянно следить за состоянием своего здоровья;
  5. информировать лиц, заключивших с ней договор, о течении беременности.

Суррогатная мать не вправе отказаться от передачи рожденного ею ребенка лицам, заключившим с ней договор, а равно передавать ребенка иным лицам.

  1. Лица, решившие применить метод суррогатного материнства, несут материальные расходы, связанные с его применением, а также оздоровлением суррогатной матери в период беременности, родов и в течение пятидесяти шести дней (в случае осложненных родов или рождения двух и более детей — семидесяти календарных дней) после родов.
  2. В случае отказа от ребенка лица, заключившие договор с суррогатной матерью, не вправе требовать от суррогатной матери возмещение материальных расходов, затраченных ими на медицинское обследование суррогатной матери, применение вспомогательных репродуктивных технологий, оздоровление, иных затрат, а также сумму вознаграждения при наличии такового.

При отказе лиц, заключивших договор с суррогатной матерью, от ребенка и при принятии ребенка суррогатной матерью эти лица обязаны выплатить суррогатной матери компенсацию в размере и порядке, устанавливаемых договором.

  1. В случае отказа лиц, заключивших договор с суррогатной матерью, от ребенка право материнства остается за суррогатной матерью.
  2. Суррогатная мать после передачи ребенка его родителям теряет все права на данного ребенка.

В ст. 155 Уголовного кодекса РФ следует добавить: «Разглашение тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя, а также разглашение тайны использования методики суррогатного материнства, вопреки воле сторон «суррогатного» договора, совершенное лицом, обязанным хранить данный факт как служебную или профессиональную тайну, либо иным лицом из корыстных или иных побуждений».

Данные предложения являются очередным шагом на пути решения проблемы увеличения рождаемости, так как позволят сделать отношения между субъектами (суррогатной матерью и супругами, желающими иметь ребенка) юридически прозрачными и защищенными.

Это повысит правовую ответственность суррогатной матери, а также будет способствовать исключению обеспокоенности супругов остаться впоследствии без долгожданного ребенка и осмысленному принятию супругами ответственного решения по выбору нетрадиционных методов деторождения.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Adblock
detector